Главная Сегодня

Репортаж из освобожденных городов: обстрел Луганской ТЭС, кто вывозит тела и в каких условиях работают волонтеры

Бойцы "Айдара" перемирия не заметили, а "Киевщине" пришлось сменить место дислокации

"Сегодня" побывала в освобожденных городах на Востоке. За три дня мы успели посетить Славянск и Северодонецк, узнать, как живут бойцы батальонов "Айдар", "Львов", "Чернигов", а также пообщаться с волонтерами из Польши, которые привезли в Донбасс гуманитарную помощь. На следующий день после нашего возвращения в Киев боевики обстреляли Луганскую ТЭС, которую охраняли бойцы добровольческих батальонов. А в поселке Счастье, где находится военная база "Айдара", произошел ожесточенный бой. И вчера бойцы, которые еще совсем недавно рассказывали нам о своей жизни, на связь не выходили
.
"АЙДАР". В палаточном лагере айдаровцев, разбитом недалеко от Счастья, — на первый взгляд спокойно. Бойцы готовят еду, кормят гостей вкусным овощным супом и предлагают чай (на фронт волонтеры привезли спецсистемы для очистки и подогрева воды. — Авт.). Здесь, в 15 км от Луганска, чувствуется давящее затишье, а о погибших говорят шепотом. "Из 35 моих друзей в "Айдаре" в живых остались двое", — говорит наш медик, Андрей (ребят накрыли несколько дней назад артобстрелом, двое выжили чудом, и таким же чудом добрались до лагеря).

Из подвала выводят сепаратистку. Снимают "допрос" на камеру для польского ТВ. Женщине на вид около 40 лет, она рассказывает, что ее схватили террористы и заставляли ее готовить им еду. Впрочем, в "Айдаре" пленным также дают различную работу. "Они чистят картошку, убирают столы, моют посуду за бойцами", — объясняет Саша из группы сопровождения.

К режиму прекращения огня бойцы относятся скептически. "С Луганской ТЭС видно русские танки, они стреляют каждый день. Без "перемирия" они бы двинулись дальше — и нас бы тут уже не было", — криво улыбаясь, говорит один из солдат, Руслан. Еще один боец объясняет полякам-волонтерам, зачем пошел на войну: "Я защищаю тут и Украину, и вас: если русские здесь пройдут, рано или поздно их танки будут в Варшаве". О зимовке в лагере ребята пока не думают. "Кто знает, где мы будем зимой", — говорит Руслан.

aydar
aydar

"НЕ МОГУ ОСТАВИТЬ ТЕЛА ДРУЗЕЙ"

В Счастье бойцы "Айдара" живут в здании бывшей школы. Часть помещений заставили кроватями, в классах — сдвинули вместе парты и покидали на них матрасы. "Пришел с вахты — упал лицом в подушку где придется", — объясняют военные. Как и в Половинкино, еду добровольцам привозят, в основном, волонтеры.

Смертность в "Айдаре" одна из самых высоких на фронте. При этом боевики не дают забрать тела погибших с полей. "Тех, кто хочет вернуться за телами друзей, обстреливают. Есть у нас тут один мальчик, 18-летний Юра, невысокий и худенький, сбежал на фронт от мамы из Киева, — говорит Саша из группы сопровождения. — На передовую его не пустили. Тогда он стал ездить по полям и собирать тела. Говорит: "Я не могу их там оставить, это же наши ребята".

"МАСОНЫ И ДОЛЛАР"

Проезжали мы и Северодонецк. Увидеть сам город было сложно: мы остановились на обочине всего на час. Через дорогу — заправка, перед нами — многоэтажка. Отведенное нам место для привала оцепляют военные из каравана с автоматами. Дальше ходить — опасно, не все местные настроены дружелюбно. Во время привала наш "бард" Святослав играет патриотические песни на гитаре. Его сменяет поляк. Мало кто понимает слова, но все внимательно слушают. На звук гитары из подъезда выходят всего два человека — пожилая пара. Мужчина тут же вступает в спор с волонтером. Последний доказывает ему, что никто не собирается стрелять в людей за русский язык, но надо защитить Украину. Пенсионер авторитетно заявляет: "Причина войны — в масонском заговоре. И вот я вас спрошу — почему мир захватил доллар?". "Не заметил, знаю и другие валюты", — пожимает плечами волонтер. Женщина рассказывает мне, вздыхая: "Пенсия 1000 грн, "коммуналка" выросла, горячей воды не было 4 года, отопление обещают — 12 градусов. Живем тяжело, особенно сейчас, боимся пуль — все равно, с чьей стороны". Но позже добавляет: "Жалко ребят. И луганских, и украинскую армию. Столкнули их лбами..."

sev
sev

ЖДУТ ТЕРМОБЕЛЬЕ

На военной базе в Славянске относительно тихо. Наши военные живут в помещении бывшего колледжа — здание от обстрелов практически не пострадало. В городе спокойно прогуливаются местные жители, но их мало. Большинство продуктовых магазинов — работают. Бойцы надеются, что в Славянске не будет проблем с теплом и водоснабжением (в городе есть горячая вода. — Авт.). "Зимой нам обещают центральное отопление, — рассказал один из командиров базы, — Утеплим здание, как сможем. А в палаточных лагерях понадобятся буржуйки, термобелье, спальники, бойцам — белые маскировочные костюмы. Нам все это обещают. Зимние палатки здесь устанавливать нельзя: они сдуются от выстрелов. Еду привезут волонтеры — без продуктов точно не останемся". Побывали мы и на въезде в Артемовск — военные и волонтеры обменивались бронежилетами, вооружением и продуктами. По дороге проехали разрушенную Семеновку: в селе не осталось камня на камне. Дома полностью разрушены. "Там сначала закрылись сепаратисты, а потом еще и мы проводили зачистку", — говорят военные.

slav2
slav2

САЛО С ЧЕСНОКОМ

Список снаряжения для солдата на войну составляет более 20 пунктов, не считая одежды. Этот перечень, распечатанный на листах А4, "гуляет" среди наших бойцов. Автор — один из солдат. Это два рюкзака — обозный и штурмовой (на 25 л), наколенники и налокотники, каремат, разгрузка, бронежилет, активные наушники, баллистические очки, бронешлем (в крайнем случае — каска), фляга, кусачки для ногтей ("Через две недели отрастают, ножом не обрежешь, ломаются, когда вставляешь рожок в автомат, сильная боль", — поясняет автор советов для бойцов). Также нужно взять компас, легкий нейлоновый трос, вилку и ложку (мне советовали брать набор, с раскладным ножом, куда входит и вилка, и ложка. — Авт.), зеркальце, нитки и иголки, спички, тальк, стрелковые перчатки, скотч (обматывать порванный берц, привязывать гранату к дереву), фонарь, нож, часы со стрелками, армейскую рацию, бинокль, дальномер, не вонючее средство от насекомых (могут учуять не только свои), мусорные мешки, в которые можно собрать воду из конденсата. Последним пунктом советуют перекрутить в мясорубке сало с чесноком и шприцом загнать в тюбик от зубной пасты. Эта смесь может храниться в жаре до полугода. Из тряпок понадобятся берцы, женские прокладки (в берцы, впитывать пот), плотные штаны и куртка, термобелье, маскхалаты, флисовая куртка (вместо свитера), зимние сапоги, панама и арафатка.

kievsh2
kievsh2

ПОЛЯКИ И АТО: САМОГОН И "НЕ ТЕ УСЛОВИЯ"

Ночевали мы на территории детского лагеря северодонецкого "Азота" в Луганской области. Там расположились батальоны "Львов" и "Чернигов". Военные вначале настороженно восприняли приезд 23 поляков-волонтеров, но потом напоили иностранных гостей самогоном. И даже дали пару бутылок с собой в дорогу. Поляки были довольны.

"НЕ УТЕПЛИТЬ". Условия проживания на территории детского лагеря — комфортнее, чем в палатках "Айдара". Главное: тут есть кровати. В комнате спит около 20 человек, также имеется горячий душ, туалет. В то же время отопление лагерю не обещают. "Пока нам ничего не обещали, это вопросы к предприятию "Азот",  — говорит мне Игорь, командир батальона "Львов". — Утеплить эти помещения нереально, это же летний лагерь. Обогреватели — тоже нельзя, у меня тут когда два чайника включается на один домик, я бегаю и кричу, чтобы все выключили — проводка не выдержит. Буржуйки в комнаты не поставишь". Отвечая на вопрос, что солдаты будут делать зимой, Игорь улыбается: "Теплее одеваться".

Едят солдаты на улице  — там есть огромный дубовый стол, есть большой казан, в нем варят супы и борщи. "Это называется не суп, а "зупа" у нас на Львовщине, — говорят они. — Когда все покидали в воду и сварили". На дереве висит зонтик с символикой Партии Регионов. "Это — наш военный трофей, забрали у сепаратистов", — шутят бойцы. К батальону "Чернигов" нам советуют не ходить, ребята не слишком любят гостей. Зато...у них есть "вайфай".

lvov
lvov

"КИЕВЩИНА". Переезжаем на другую военную базу Луганской области. Сюда только прибыл 12-й батальон, он же "Киевщина", солдаты еще даже не успели расположиться. Мы находились на их территории всего минут 30, пока волонтеры выгружали гуманитарную помощь, но за это время, как рассказал нам один из военных, их чуть инфаркт не хватил от волнения. Дело в том, что не понимающие опасности ситуации поляки разошлись по территории курить и искать туалет. "Понимаете, туалет у нас — в "зеленке" (так называют заросли травы у дорог и обочин — там удобно устраивать засады, их часто минируют. — Авт.), — рассказывает комбат. — То есть без конвоя туда ходить нельзя. Застрелят иностранного гостя — получается, мы не уследили". Но это, как объясняет военный, не самое страшное: "Мы только приехали и успели выгрузить боеприпасы. Полностью не расположились. А у вас тут 20 человек сейчас закурят. Пусть уже курят в одном квадрате — иначе все взлетит на воздух. Причем собирать будет некого...". Как оказалось, еще недавно батальон располагался в другом селе, но их накрыли "Градами", и уцелевшие солдаты были вынуждены забрать уцелевшее вооружение и сменить дислокацию. Потому мы и застали их на чемоданах.

kievsh
kievsh

"ЭКСКУРСИЯ". "А можно, я не поеду в этой гробовозке?" — с такой фразы началась наша поездка в зону АТО от "Украинского дома" в Киеве. Дело в том, что в автобус, рассчитанный на 50 мест, попытались загрузить 43 человека без группы сопровождения (около 7 человек). На такое количество людей не рассчитывали, ведь с собой еще везти килограммы гуманитарной помощи (она занимает половину места). Не хватило на всех и бронежилетов.

Начинаем выяснять, почему так много людей. Оказывается, автобус везет помощь из Польши, ее сопровождает 23 поляка: четверо журналистов, остальные — волонтеры, которые должны лично убедиться, что груз доставлен. По дороге мы шутим, что иностранные гости "приехали на экскурсию". "Мы для них — как зоопарк. Приехали посмотреть, как нас тут стреляют", — возмущается Стелла, которую мы подбросили из Киева до Половинково, а оттуда она поехала в Счастье, где служит.

Военные не скрывают: если нас вдруг начнут обстреливать, то большую часть пассажиров спасти не удастся. "Чем меньше людей, тем больше шансов уйти от обстрела. Во-первых, можно лечь на пол, во-вторых, охрана может кого-то прикрыть. А так ни мест, ни солдат не хватит", — поясняют мне ребята. Я еду рядом с ребятами из группы сопровождения. В случае стрельбы меня обещают бросить в проход автобуса на пол. Есть шанс спастись, поясняют мне, там есть прошитые металлом "баррикады".
А в-­третьих, поляки не понимают, что едут на войну. Ведут себя как на экскурсии: по дороге пьют пиво и смеются. Когда открывается автобус, они быстро разбегаются искать еду и туалет, после чего собрать их крайне сложно. По дороге обратно были случаи, когда их загоняли в автобус, в том числе стреляя в воздух для того, чтобы обратить внимание.

Есть еще один нюанс: по зоне АТО желательно ездить в светлое время суток. А нам пришлось сорваться из Славянска на ночь глядя, потому что иностранцев "не устроили условия базы". Все это не добавляло любви к гостям. Впечатления самих поляков о поездке неоднозначны. Многие заверяют, что поняли наконец, что война по телевизору и реальная война — разные вещи.

"БАНДЕРОВЦЫ"

На обратной дороге случился казус, после которого смеялись даже самые серьезные. Одному из волонтеров из группы сопровождения срочно захотелось... в туалет. Как оказалось, караван с нашим автобусом остановился посреди села (кажется, это была уже Харьковская область). Надо было видеть лицо местного жителя, который вышел посмотреть, кто же творит непотребство возле его забора, и...увидел людей с автоматами Калашникова, прикрывающими "тыл" "герою". "Быстро все в автобус и уезжаем!" — скомандовали волонтерам, когда поняли всю неловкость ситуации. "Представляете, какая была бы статья в российской газете, — шутил потом полдороги старший в группе сопровождения, Игорь. — "Бандеровцы измывались над несчастными жителями Донбасса, унижая их на глазах у их же детей. Дети плакали и умоляли прекратить". А еще мне собрали аптечку с минимальным реанимационным набором. Как объяснили волонтеры, на всякий случай, вдруг это спасет кому-то жизнь по дороге.

aydar2
aydar2

СОВЕТЫ: БЕГАТЬ И НЕ КУРИТЬ

В зоне АТО живут по законам военного времени: например, наши солдаты меняют между собой гранаты на сигареты, воду — на бронежилеты. Обмен происходит и с волонтерами, которые таким образом снабжают разные батальоны необходимым. Так, в какой-то момент под своим сидением я обнаружила некоторое количество гранат. Через время — над поляками стали "нависать" три гранатомета — их сгрузили на верхние полки автобуса. В зоне АТО можно добыть и транспорт, также обменять его на что-то. Причем с документами. "Все как положено, отжато у сепаратов", — улыбаются военные.

А еще по фронту гуляют книжечки об оказании первой помощи и листовки с советами бойцам — отпечатаны на обычных листах А4 и передаются из рук в руки. Советы написаны, как водится, с черным юмором. "Это писал обычный военный, не писатель, стиль может хромать", — разводят руками волонтеры. Первый совет, к примеру, звучит так: "Если вы проводите зачистку (последние часы вашей жизни), то как в анекдоте: в комнату заходите вдвоем — сначала граната, потом вы". Еще один полезный совет для зашедших в помещение: ящики не открывать, электронику не включать, холодильник не открывать, "даже если хочется кушать", крышку унитаза не поднимать, не трогать столы и стулья. "Все можно заминировать", — заверяет автор листовки, некий Серега-художник. "Бронежилет — это хорошо. Любой. Даже самый бэушний", — гласит еще один его совет. Есть и серьезная мотивация для любителей подымить: "Проведя несколько дней на свежем воздухе, курильщика можно засечь за 70—100 метров. Бросайте курить". "Кто медленно бегает — быстро умирает", — советует Сергей-художник.

Все подробности в спецтеме Противостояние на Донбассе

Подпишись на наш telegram

Только самое важное и интересное

Подписаться
Читайте Segodnya.ua в Google News
Источник: Сегодня

Новости партнеров

Популярные статьи

Новости партнеров

Нажимая на кнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с правилами использования файлов cookie.

Принять