Главная Сегодня

О чем писали фронтовики

На войне воскресали убитые, солдаты преданно любили, писали прощальные ­письма детям и ликовали, когда был повержен Рейхстаг

Слово "ВОЙНА" опять на слуху в Украине. И не важно, как ее называют — "гражданская" или "мировая", ведь это страшное время, когда приходиться хоронить родных, а дети становятся сиротами. Мы пережили одну войну в ­1941—1945 годах. И цена за Победу заплачена страшная — миллионы погибших и искалеченных судеб, раны, которые не заживают до сих пор. Увы, очевидцев тех страшных событий с каждым годом все меньше, но в Мемориальном комплексе "Национальный музей истории Великой Отечественной войны 1941—1945 годов" хранится бо­лее 8 тысяч солдатских писем, пропитанных болью, жаждой к жизни и мольбой о мире. Чтобы понять, чем жили украинцы в то время, о чем переживали, как выживали и как любили, "Сегодня" почитала письма наших бойцов.

Ваня и Тася: фронтовая любовь из варежки

19.09.1944

В разгар боев солдатам под Новый год привезли посылки из тыла: одному — вязаные носки, другому — вышитый платок, а младшему сержанту Ивану Сирченко достались рукавички. В одной он нашел записку: Тася Хатыня, г. Гадяч, Полтавская область. Так началась их любовь.

Иван, бывший учитель, написал девушке письмо. Она ему ответила, завязалась переписка... Они обменялись более чем 300 письмами! Иван писал на украинском языке.

"Тасечка, жгучий тебе фронтовой привет от меня! Поначалу, Тася, я думал, что тебе будет смешно читать письма от меня на украинском, но ты, как и я, — украинка, а это самый прогрессивный язык на всем земном шаре... Я очень жду твоих писем, даже больше, чем от мамы. Почему так? Я не даю себе ответа... Когда получаю почту, то первым делом читаю письмо от тебя. В наших письмах есть что-то близкое и притягательное... Нет, я бы не умер от радости, если бы узнал, что кончилась война. Я не могу сказать, какие бы меня переполняли чувства, но, вероятно, я бы поднял бокал за нашу Победу, за светлое будущее и за тех, кто своими откровенными словами поддержали нашу жизнь в этом ужасе войны. И поверь, я бы не забыл о тебе, Тася.
Фото у меня нет, и сейчас нет возможности сфотографироваться. Когда появится — вышлю. Пишу в короткое затишье. Идут тяжелые бои. Спешу, извини. Напиши, получила ли мои открытки. Эх, почта..."

После Победы влюбленные встретились на вокзале во Львове и без слов бросились друг к другу в объятья. Они прожили вместе долгую жизнь и воспитали двоих детей.

"Валя, теперь я — инвалид"

1.05.1945

Письмо Николая Чинарева, командира взвода разведки, 36-я танковая бригада, 1-й Украинский фронт, к любимой девушке Вале.

Он писал избраннице задушевные письма. Но в последние дни войны его танк подбили, а его — еле живого, с оторванной рукой, обожженного и незрячего — увезли на лечение. "Валюша, я — инвалид. Ты отправь мне все мои письма, ведь зачем я тебе такой нужен?" — писал он в последнем из 50 писем с надеждой, что девушка от него не откажется. Но она... прислала ему эти письма. Танкист перенес 17 операций, а зрение к нему вернулось спустя 40 лет. Его поддержала другая женщина, которая стала его женой во Львове. Она уговорила мужа-героя отдать письма, которые он писал Вале, в музей.

"Ну отзовись, любимый!"

22.10.1943

Письмо Зои Захаровны Волковой мужу, майору Василию Григорьевичу Волкову, комиссару 1-го партизанского соединения имени Сталина.

"Ну отзовись, любимый! Почему молчишь? Почему заставляешь думать о том, что страшно? Я ловлю каждое слово по радио и жду — не дождусь, когда освободится Украина... Украина, Украина! Когда-то такая далекая и чужая, сегодня стала родной и близкой. Где-то здесь, в Украине, воюет мой единственный и любимый Василек. Я жду тебя долго, я жду тебя терпеливо, и я дождусь тебя, моего родного и любимого. Люди, все, кто будет читать это письмо, сообщите по почте два слова. Два слова всего: жив и здоров. И счастливее женщины не найдете на свете..."

Зорька, как называел ее муж, дождалась его с Победой. Но в 1946 году трагически погиб их маленький сын Юрий, и сибирячка Зоя Захаровна умерла вскоре после него. А Василий Григорьевич жил один, сохраняя письма от любимой до последнего. Умер в 1985 году.

Письмо в бутылке спустя 30 лет после войны

2.11.1943

Письмо Чикилевского Михаила Семеновича — он ­написал его для родных от имени 18 бойцов, форсировавших Днепр в районе Киева.

"Прощайте, товарищи! Умираем за нашу любимую Советскую Родину. Пишу это перед форсированием Днепра в районе Киева, сейчас 1943 год. Подразделение солдат в количестве 18 человек. Я из Черниговской области, село Степановка. Чикилевский Михаил Семенович".

Это письмо в бутылке нашли в 1963 году на берегу Днепра, в районе Запорожья. Как выяснили сотрудники музея, рядовой Чикилевский был стрелком 1181-го стрелкового полка, 356-й стрелковой дивизии, 61-й армии Центрального фронта. Он воевал с первых дней войны. Оборонял Юг Украины и Донбасс. В октябре 1941-го попал в окружение, затем в плен, из которого ему удалось бежать. После освобождения Черниговщины был мобилизован повторно. В составе штурмовой группы принимал участие в форсировании Днепра. Погиб в 1943 году — в бою за село Тунивщина Гомельской области.

"Сынок, вернись живым!"

12.08.1944

Письмо матери к лейтенанту Дмитрию Дмитриевичу Донскому, командиру взвода 6-го отдельного полка 2-й гвардейской армии 1-го Белоруcского фронта.

"Здравствуй, дорогой мой сыночек. Я рада тем строчкам, где ты пишешь, что со скорой победой будешь дома. Дай Бог, чтобы твои слова сбылись. А те, что ты написал: "Судьба, может, споткнется, значит, я погиб за Украину и за тебя, мама", — пусть не сбудутся. Я жду, когда наконец-то закончится война, и буду ждать двух своих сыночков, как пару голубей. Новостей нет. Живых возвращается мало. Много похоронок прислали, сосед пришел без ноги, кругом одни инвалиды. Ты снился ты мне дважды, пастушком, и дважды плакал. Сыночек, вернись живим..."

Мамины слова сбылись. Сын вернулся домой, хотя смерть ходила по пятам. Он был четыре раза ранен, стал инвалидом 1 группы, кавалером двух орденов Отечественной войны, проживал в Киеве. В его батарее служили 5 братьев-якутов Соколовых. В одной из атак всех братьев убило, а их пушку раздавило на части. Он написал об этом статью в газету, и она стала началом его журналисткой карьеры.

"Вы меня похоронили? А я живой, в строю!"

15.05.1944

Это письмо москвича, майора Мысина Владимира Никифоровича, пришло его родственникам в Мос­кву спустя год, как родные получили... похоронку.

"Здорово всем! Я жив и здоров. Снова на своем месте, среди старых товарищей, друзей и сослуживцев! Только приехал — сразу же их спросил, что они написали вам? Оказывается, они меня похоронили, а я взял и воскрес... Правда, за это время я прошел академию, большую жизненную академию... Но жив, а факты упрямая вещь. Вот, пока все. Можете писать по старому адресу. Крепко всех вас обнимаю. Ваш Владимир. Привет всем от меня".

Майор Мысин — командир 163 отдельного батальона, 148 стрелковой дивизии, 60 армия, 1-й Украинский фронт. На войне с 1941 года, принимал участие в оборонительных боях за Украину, участвовал в Курской битве, форсировании Днеп­ра. В декабре 1943 был тяжело ранен под Житомиром, попал в плен. После побега в мае 1944 года, снова вернулся на фронт. Можно только представить, как обрадовались его близкие, получив письмо "с того света".

"Сынок, люби маму. когда вырастешь — заботься о ней"

22.06.1942

Письмо-завещание, которое написал сыну Иван Сидорович Гетманцев, сержант, командир отделения разведчиков 364-го зенитно-артиллерийского полка Черноморского флота. Защитник Севастополя. Пропал без вести в июле 1942 года.

До войны Иван работал преподавателем зоотехникума на Днепропетровщине, на фронт ушел защищать украинский Крым.

"Любимый сыночек Слава! Сегодня ровно год, как мы с тобой были вместе в мирное время. Если моя судьба меня предаст и мне придется погибнуть в боях за Отчизну, пусть это письмо будет тебе моим последним словом. Когда получишь его, сохраняй, как память об отце, который любил тебя больше всего на свете... Расти, сынок, не зная горя, пусть тебя обнимает радость. Выбери себе путь в жизни такой, чтобы ты любил дело, за которое возьмешься. Не бойся трудностей, будь настойчивым и последовательным. Во всяком деле нужно быть мастером, я бы сказал — художником своего дела, и никогда не гоняйся за дешевой славой. Изучай исскуство, научись понимать музыку. Будь, Слава, честным, благородным, уважай людей.. Люби свою родину Украину, она твоя вторая мама, и не жалей для нее своих сил. Любящего сына мать всегда будет любить. Личную жизнь строй так, чтобы ты в ней был счастливым. Чувства свои развивай, но не забывай их связывать с умом. Люби, сынок, маму, а когда вырастешь — заботься о ней..."

"Мама, привет из берлина — город пылает в огне"

9.05.1945

Письмо Михаила Гречушкина, замначальника штаба пятого отдельного мосто-железно­дорожного батальона, которое он написал родным из поверженного Берлина в День Победы.

"Это необычное письмо, я пишу из Берлина в день Всенародного праздника — праздника Победы. Рейхстаг, где я в данную минуту нахожусь — разбит, как разбит весь центр Берлина. С его крыши открывается вид на город, разрушенный и пылающий в огне. На запад от Рейхстага на площади возвышается и под лучами солнца и блестит золотом фашисткая статуя Победы, только уже эта статуя не отражает их победы и величия, как было в прошлом. Поздравляю всех вас с всенародным празником Победы и днем окончания войны. Желаю вам,  родные, здоровья и счастливых светлых дней. Ваш Михаил. P.S.: Мама, но для меня война, увы, еще не окончена, много дел еще предстоит. Так что наша встреча еще впереди".

Михаил прошел всю войну с 1941, оборонял Харьков, освобождал Украину и штурмовал Берлин.

"Бывалые вояки не могли сдержать слез"

2.10.1943

Письмо родным от Геннадия Рослика, командира отделения разведки, 3-й гвардейский корпус, Степной фронт.

"Здравствуйте, мои дорогие! Пишу вам из далекой украинской глубинки. Вокруг нас большой сосновый лес и небольшие озерца. Недалеко большая река. На своем участке немца погнали мы крепко. Свою задачу выполнили... Теперь еще остается до границы гадов догнать. За три дня хорошо отдохнули, помылись в баньке, но, увы, концерт послушать не удалось. Нашего замечательного отца-командира уже нет в живых, погиб в последнем бою. А он умел организовывать нам отдых и досуг... Жители сожженных немцами сел встречали нас так, что даже бывалые вояки не могли сдержать слез — отдавали последний хлеб. Живу у одной бабушки в хате, она ярко напоминает заботой мою, родную. Так бы хотелось увидеть ее... Мамочка, уже год, как ты живешь без меня. И я тебе ничем не могу помочь. Пиши мне. Гена".

Учителю из Украины писали сибирские фронтовики

11.01.1944

Письмо школьному учителю Константину Трегубенко из Украины, которого выслали в Сибирь, от старшего лейтенанта медицинской службы Зои Ананьевой, доктора-хирурга 468-го медсанбата, 2-й Украинский фронт.

"Дорогой Константин Васильевич! Наконец, мои мечты сбылись. Я попала на вашу родину, о которой вы так увлеченно нам рассказывали. Была в Харькове, какой был прекрасный город... Вы говорили, что Украина красивая, а она опустошена фашистами. Я была в Харькове вскоре после судебного процесса над гитлеровскими мерзавцами, видела их... Пока я больше в полку, ездила за новым пополнением. Вот наконец-то стали работать самостоятельно. Скучаю по сибирским морозам, ведь здесь дожди и сыро. Дома живут хорошо, правда, я уже 2 месяца не получала писем. Пишите о себе, на этот адрес. Целую, Зоя".

Спустя годы старенького Константина Васильевича Трегубенко реабилитировали, он вернулся в Чернигов и передал в музей письма своих выпускников. Как оказалось, он влюбил своих учеников в Украину, и все они писали ему письма с фронтов. А Зоя Григорьевна стала киевлянкой и прожила в Украине долгую жизнь.

НЕПРОЧИТАННЫЕ ПИСЬМА

В июле 1941 гитлеров­ские войска заняли Ка­менец-Подольский. В руки фашистов попали 1208 писем. Конверты были вывезены в Германию в качестве трофеев, а в 2010 году их вернули в Украину из Австрии. Благодаря усилиям сотрудников Мемориала, часть из уникальных писем — более 500, уже нашла своих адресатов — это жители Украины и бывших советских республик. Спустя почти 70 лет после окончания войны непрочитанные письма приходят от погибших отцов и братьев. Их получают их дети, которым сейчас уже по 75—80 лет. Вот отрывок из письма военного от 01.07.1941, пока оно не нашло своего адресата: "Выехал я на фронт 22-го июня рано утром. Валя, придется теперь воевать с кровавым Гитлером. Пока я еще живой и здоровый, но что будет дальше — увидим. С приветом, твой Ванюша".

Подпишись на наш telegram

Только самое важное и интересное

Подписаться
Читайте Segodnya.ua в Google News
Источник: Сегодня

Новости партнеров

Популярные статьи

Новости партнеров

Нажимая на кнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с правилами использования файлов cookie.

Принять