Главная Сегодня

Иностранцы, которые дали новую жизнь украинским детям

Журналисты "Сегодня" побывали в гостях у финской и американской семей, полноценными членами которых стали молодые люди, усыновленные в украинских детских домах.

София и Каспер: "Хотим найти маму"

Как только мы увидели 17-летнюю Софию-Людмилу Евген, сомнения по поводу ее национальности сразу же отпали. Перед нами была девушка с типично украинской внешностью, при этом прекрасно владеющая английским и финским языками. А вот "из украинского" она знает лишь одно слово: "Бабу-у-ушка" (с ударением на второй слог). Причем "бабушкой" она именует матрешку — единственное сокровище, которое привезла с собой из харьковского интерната еще в двухлетнем возрасте. Несмотря на то что девочка ходит в выпускной класс, любимое ее занятий — раскладывать матрешку на 10 "мини-бабушек" на пятом этаже их таунхауса. Там у детей детские.

А вот ее брат — Каспер-Вальдемар Евген — из хлипкого мальчика, метавшегося между жизнью и смертью, превратился в типичного американского подростка. Большой, спокойный, любит газировку, футбол, баскетбол, лыжный спорт, и конечно же, не отходит от компьютера. "Мы усыновили его еще 7-месячным, — вспоминает отец Яри Туамала. — У него была проблема с сердечной перегородкой, потому нам и разрешили взять его таким маленьким. Врачи сказали, что малыш подрастет и болезнь может отступить. Мы решили рискнуть. И смотрите — сейчас это настоящий казак двухметрового роста! Я уже и не помню, когда последний раз у него были проблемы со здоровьем". Все, что знает 15-летний казакКаспер о своей родине: "Она возле России".

УСЫНОВЛЕНИЕ. Финны Яри Туамала и Гайди Маттила несколько лет искали деток для усыновления. "На тот момент финским гражданам можно было усыновлять лишь детей из России, — рассказал "Сегодня" Яри. — Но поскольку мы хотели двоих, постоянно возникали сложности. В России вообще деток усыновить сложнее, чем, к примеру, в Украине, да и дороже раза в два. Мы узнали об этом, когда жену пригласили на работу во Всемирный банк в Вашингтоне. Когда в агентстве, с которым мы сотрудничали, сообщили, что мы сможем за те же $50 тыс. усыновить не одного ребенка, как в России, а сразу двоих, мы с женой собрали вещи и приехали в Украину".

Детки из харьковского интерната оказались неродными. Софии было тогда почти 2 годика. Она уже лепетала немного по-русски. "Как-то мы взяли ее с собой на лыжный курорт, — вспоминает папа. — Софии тогда было 4 годика. В очереди кто-то заговорил по-русски. Так она оживилась, стала что-то лепетать, словно пыталась вспомнить родной язык. Помню, долго не могли ее успокоить".

ТАЙНА РАСКРЫТА. "Когда я уже ходила в школу, папа и мама рассказали нам, что мы усыновленные, — призналась София. — Рассказали о диагнозах Каспера и жизни в интернате. Сказали, что они любят нас не меньше, а может, и больше, чем биологические родители. И мы им поверили. Скажу больше! Это даже не было для нас шоком. Наоборот! Теперь мы с Каспером отмечаем два дня рождения в году — это очень круто! Никто из моих друзей таким похвастаться не может. Вообще, считаю, что родителям нельзя скрывать от детей такие вещи, иначе будут проблемы. Мой одноклассник Стивен совершенно случайно узнал сам, что он не родной. Он был в шоке. Несколько месяцев не мог называть родителей "папа" и "мама", ему было очень тяжело. А вот у нас с родителями нет никаких проблем. Мама даже согласилась помочь найти мою биологическую мать в Харькове. Вообще мечтаю поехать на родину и познакомиться с моими родственниками. Это совершенно иная культура, о которой я бы хотела знать больше. А еще — хочу выучить украинский язык. Говорят, он очень мелодичный".

Роджерсы: усыновили четырех украинцев за 2 года

У семьи Роджерс из Вирджинии — небольшая ферма в 9 акров, двое родных детей, четыре десятка кур и 32 ламы-альпаки. Но это не все поводы для гордости. Роджерсы — настоящие рекордсмены по количеству усыновленных сироток из Украины. Причем деток с синдромом Дауна. "Однажды я посетила семью, в которой было двое детей с подобной патологией. Они настолько поразили меня, что я не могла спать, все о них думала, — вспоминает Эрика. — Пока Бог не шепнул мне: "Ты должна стать мамой для таких деток. Ищи их, и Я буду с тобой". В это сложно поверить, но когда я рассказала о решении мужу, он поддержал меня и принял мою миссию достойно. Как настоящий экс-военный. Мы стали искать деток с такими отклонениями". Так в семье Роджерс появилось 7 приемных детей, шестеро из которых — с синдромом Дауна. 

Первыми новыми членами семьи стали трое американских малышей: Джон, Джессика и Кайли. "Наша старшая дочь Мэдисон тут же взяла на себя роль мамочки. Я просто была поражена. А когда она и наш сын Мэтью попросили усыновить еще деток, мы с мужем снова взялись за поиски", — говорит Эрика. Но куда бы Роджерсы ни обращались — в Россию, Эфиопию, Китай, им отвечали, что нужно ждать год или два. Тогда соседи посоветовали паре обратить внимание на Украину. "В марте 2011 года мы с мужем и дочкой приехали в Украину. И просто влюбились в вашу страну и ваших детей", — рассказывает многодетная мама. "Я сама выбрала этих деток по фотографиям из детского дома", — добавляет старшая дочь.

Из Винницы они привезли 2-летнего Малокая и 4-летнюю Клер. А через год усыновили 2-летнего Кейлаба и 3-летнюю Джессику из Цюрупинска.

На ферме родители и дети справляются самостоятельно. Обучать малышей приходят специальные преподаватели. Усыновители переписываются с детским домом Малокая и Клер, а также с родной бабушкой Малокая в Цюрупинске. Пообещали ей привезти внука, как только он подрастет. "Мы решили усыновить еще двух тяжело больных деток, уже ездили знакомиться с ними в Херсон, — говорит мама с улыбкой. — Мечтаем, что как только детки подрастут, отвезем всех в Винницу — посмотреть и город, и удивительный фонтан".

Подпишись на наш telegram

Только самое важное и интересное

Подписаться
Читайте Segodnya.ua в Google News

Новости партнеров

Популярные статьи

Новости партнеров

Нажимая на кнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с правилами использования файлов cookie.

Принять