Главная Сегодня

Мемуары майора Прыщика: Гарнизонная кокетка

Армия считается мужской корпорацией. Но слабому полу в ней всегда найдется самое важное место. Без роковой женщины нельзя представить ни один гарнизон

Предложение-приказ додежурить свалилось на лейтенанта Правду неожиданно. Стоявшего в наряде офицера забрали в госпиталь с подозрением на аппендицит сразу после обеда. Субботним днем в комнате всегда много народу, нужно смотреть за порядком. Поэтому замену нужно было сделать срочно, а из офицеров в полку нашли только молодого лейтенанта.
Солнце катилось за горизонт, золотыми лучами поглаживая стены, в комнате посетителей стоял запах пирожков с капустой и копченой колбасы. Посетители разошлись. На столах остались колбасные шкурки, скомканная, в жирных пятнах газета и банановая кожура. Солдаты, стоящие в наряде, объевшись яблок и буженины, с блаженными лицами имитировали уборку помещения. Один из них сидя на стуле, махал веником, создавал ветер, который, как перекати-поле, гнал к дивану обертки от конфет. Второй, сидя на диване, ловил их мусорным ведром. Правда решительно встал и, направился к тумбочке, стоявшей в дальнем углу комнаты, с намерением дать мастер-класс по уборке помещения.

— Так, харе дурака валять, arbeiten schnell! — произнес лейтенант Правда и открыл дверцу тумбочки. Оттуда вывалился здоровенный пакет, доверху набитый едой.

— Вы что тут — милостыню просите в наряде? — ошарашенный количеством продуктов, спросил Правда.

— Это солдату из третьей батареи передали, — начал на ходу сочинять человек-ведро и, глядя в глаза /офицеру, двумя руками взялся за пухлые бока продуктового сбора.

— Как его фамилия? Я ему передам, лично в руки, — притягивая к себе пакет, продолжал дознание лейтенант.

— Мы его только в лицо знаем, — оспаривал право на сладкую жизнь дневальный.

Сжимая пакет, офицер ладонью почувствовал показавшийся ему знакомым предмет: он был твердый, длинный и округлый. Настоящие причины солдатского притяжения к пакету под благовидным предлогом заботы о неизвестном солдате стали понятны  — в пакете лежала бутылка водки.

— Пронос на территорию части спиртных напитков и их распитие является грубым нарушением воинской дисциплины! — солдатские брови сложились домиком, в глазах появился испуг.
Вдруг входная дверь распахнулась, и в комнату вбежала растрепанная девушка в ситцевом платье.

— Спасите, спасите! — кричала незнакомка, метаясь по комнате.

Крики о помощи перевели фокус внимания лейтенанта в сторону особы женского пола, чем незамедлительно воспользовался дневальный: обхватив обеими руками пакет с едой и выпивкой, он крепко прижал его к себе. А когда офицер направился на помощь даме, солдат за его спиной тихо прошмыгнул в дверь и потерялся на территории части.

— Что случилось? — обратился к взволнованной девушке лейтенант.

— Закройте двери, они гонятся за мной! — она указала забинтованным пальцем на дверь.

Погонщик ветров вставил свое опахало-веник между ручек двери, заблокировав вход.

— Я все равно боюсь, спрячьте меня! — жалобно и с надрывом сказала девушка в лицо молодому офицеру, обхватив его шею руками и дыша в лицо перегаром.

— Да, что тако-о-ое! Что происходит, вы можете рассказать? — выпутываясь из жадных объятий и уходя на безопасное расстояние, спросил лейтенант, пытаясь понять происходящее.

— Меня преследуют, — сказала девушка, левый глаз которой был обрамлен фиолетовым фингалом.

В столь страшные обстоятельства лейтенант и верил, и не верил. С одной стороны кто будет гоняться за девушкой с фингалом, а с другой — этот самый фингал кто-то же ей поставил? Взвесив все "за" и "против", лейтенант вытянул из двери веник и, зажав его в руке, шагнул на улицу, чтобы дать отпор негодяям. Но на улице была тишь и благодать, как и прежде, мирно светило солнце, опускаясь за горизонт, а на асфальте воробьи клевали горбушку хлеба.

— Там нет никого, — утвердительно отрапортовал офицер.

— Вы мне не верите? — возмутилась спасенная, после чего села на стул и, опустив голову, стала изображать рыдания.

— Они же вас испугались, а вы так ничегошеньки и не поняли, — сказала девушка, посмотрев на лейтенанта глазами, полными надежд.

new_image2_49
new_image2_49

Офицеру стало как-то не по себе, он испытывал одновременно и гордость, и сострадание, подумав про себя: "Ну, с кем не бывает? Ну, выпила, ну подралась".

— А меня зовут Люба, я Любовь. А как ваше имя? — заискивающим тоном спросила дама.

— Сергей, — сухо ответил офицер.

— А какое у вас звание, Сережа? Стойте, не говорите, дайте я угадаю с первого раза. Младший лейтенант, мальчик молодой, все хотят потанцевать с тобой! Это песня про вас, я знаю, — весело и задорно защебетала Любовь засмущавшемуся офицеру.

— Я не младший лейтенант, я лейтенант, читайте знаки различия, Люба — ответил Сергей, показывая погон.

— Мне лучше знать, я мужчин насквозь вижу, вот вы не женаты, — прищурив глазик, продолжала раскладывать пасьянс Любовь.

— Это легко понять по отсутствию кольца, — объяснил причину проницательности офицер.

— Кольцо ни при чем, по вам видно, что вы нуждаетесь в любви и ласке, — сделала вывод Любаша.

Молодой лейтенант смутился окончательно от неожиданно быстро достигнутого уровня откровения в беседе с пусть и не самой прелестной, но все же дамой.

— Я на службе, не морочьте мне голову, — попытался сменить тему лейтенант.

— Хватит прикрываться службой, я же вижу, как ты на меня смотришь, — шла в наступление синеокая красавица.

— Как смотрю? Как все люди смотрят — глазами, — с удивлением сказал офицер.

— Нетушки, Сереженька, с вожделением ты смотришь, я все вижу и понимаю, — промурлыкала Любаха.

— Какое там вожделение? Откуда ему взяться? — обмерив взглядом внешность девушки, лейтенант развернулся к ясновидящей вполоборота.

— Лейтенант, прекратите мне хамить, я же женщина, что вы себе позволяете! — тоном старшего воинского начальника сказала мадам Люба.

— Да я не хамил, — стал извиняться Правда, и уставился на стоящие перед ним на подносе графин и два стакана. Воцарилась гробовая тишина.

— Я вас прощаю, вы еще сами не знаете, что вы хотите, глупыш,  — снисходительно и весело, как ни в чем не бывало, продолжила разговор Люба, крутя регулятор громкости висящей на стене радиоточки. Из динамика вслед за треском зазвучало пение Юры Антонова: "Берегите женщин, берегите женщин, женщин берегите. Внимание, мужчины! Для смеха нет причины — сегодня в каждом деле нам женщины под стать". Люба вскочила со стула и, прихрамывая начала кружить по комнате. Делая неуклюжие па и поглядывая на лейтенанта. Порхая возле Правды, обольстительница вцепилась в запястья офицера и потащила его в центр помещения.

— Ну, танцуйте же, что вы как чурбан! — пыталась танцем разжечь хоть искру страсти мадмуазель Люба.

Лейтенант сделал несколько танцевальных движений, и когда Любовь, кружась, повернулась к нему спиной, офицер развернулся и пошел на прежнее место. Люба в свою очередь, не подавая виду, продолжала кружиться, по-детски держа пальцами платье и периодически подмигивая лейтенанту лиловым глазом. Продемонстрировав свои умения в танце, девушка присела на стул рядом с офицером.

— Мне кажется, мы раньше где-то встречались? — опять взялась за старое Люба.

Правда молчал, этот брачный танец вокруг его персоны в исполнении любительницы зеленого змия ему уже порядком надоел, и он решил сделать символический шаг навстречу девушке, надеясь, что она оставит его в покое. Лейтенант достал из кармана пачку "Orbit" и угостил барышню. Люба была вне себя от счастья, она не ожидала такого жеста внимания. Взяв подушечку, она улыбнулась и лейтенант с ужасом увидел в улыбке Любы отсутствие зуба, а точнее — верхнего переднего резца. Спустя несколько секунд девушка поняла, что "засветила карты" раньше времени и решила все перевести в шутку. Она вставила подушечку "Orbit" вместо недостающего зуба и стала красоваться в зеркало.

— А знаешь, меня это не смущает, даже наоборот — помогает, — продолжила Любовь. — Я могу курить и пить одновременно. Смотри, шалунишка! – Люба заменила подушечку "Orbit" сигаретой, взяла стакан и, налив в него воду из графина, выпила ее залпом. Сигарета осталась на месте. Затем фокусница схватила со стола зажигалку и закурила.

— Здесь нельзя курить, давай на улицу, — взмолился лейтенант.

— Там меня ждет опасность, ты уже забыл? Сам же разрешил тут посидеть, или ты готов выгнать беззащитную девушку на улицу? — с укором и обидой спросила Любовь. — Ничего-то ты о жизни и не знаешь, дурашка, жаль тебя,  — добавила она и, сложив губки бантиком, сделала воздушный чмок, выходя на улицу.

Любовь все-таки вышла замуж за молодого лейтенанта, произошло это несколько лет спустя. Уже будучи капитаном, вспоминая первые годы службы, Правда сделал вывод, что каждая девушка или женщина гарнизона, вопреки всему, находила свое счастье, пусть даже потратив на это несколько лет проб и ошибок.

Подпишись на наш telegram

Только самое важное и интересное

Подписаться
Читайте Segodnya.ua в Google News
Источник: Сегодня

Новости партнеров

Популярные статьи

Новости партнеров

Нажимая на кнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с правилами использования файлов cookie.

Принять