Главная Сегодня

Михаил Полицеймако: "Со своей еврейской внешностью могу играть только Сталина"

Актер рассказал о том, почему не побоялся ехать в Киев, о дружбе с Зеленским, о том, как на съемках его сбивала фура и о режиссере, который на съемках играл в "стрелялки". А еще — о проблемах с типажами и своей нелюбви к байопикам

— Михаил, сейчас, когда российские актеры перестали к нам ездить, вы снимаетесь в Киеве в новогоднем мюзикле у Максима Паперника Коньки для чемпионки (снимает канал "Украина"). Такое ощущение, что вы умышленно не интересуетесь политическими событиями. Не боялись к нам ехать?

— Да вы что! Мне в радость. Политика вообще артистов не касается. У меня ведь в Киеве столько друзей. Вот эти съемки закончатся и я хочу в следующий раз на два дня прилететь, чтобы увидеться с ребятами из вашего "95 Квартала". Я у них снимался, потом мы часто созванивались, но никак не могли встретиться. Они когда в Москву приехали, позвонили: "Миша, мы в Москве!". А я во Владивостоке. "Ну, мы поехали домой", — отвечают. 

— Давненько вас на экранах не было. Чем вы сейчас заняты?
— Вот только в мае вышел у нас сериал "Тайный город". Второй сезон снимали той осенью и весной, а сейчас будем снимать третью часть. Еще у меня был опыт режиссерский — я поставил спектакль "Маленькие трагедии" в театре киноактера в Москве. Сам же там играю. И в этом же театре буду ставить "Ревизора". Пробовался за последнее время во многих картинах — вернусь домой и что-то будем решать. Конечно, бывает так, что сразу все наваливается, но, думаю, получится обычное рабочее лето (улыбается).
— Говорят, что в кино вас часто эксплуатируют. С какими трудностями сталкивались в работе?
— Ой чего только не было! Как-то я снимался в картине Леши Кирющенко "Чонкин". У нас там была одна сцена, когда мы сидели в грузовике. Лето, Тульская область, совсем нежарко, а нас два часа поливали из шланга холодной водой. Я — в форме Великой отечественной, весь мокрый, а вокруг меня — облако комаров. Как играл противного банкира в одном сериале — только вот его сдали. При помощи компьютерной графики сделали так, что в фильме я словно в огне. А еще уменя была очень смешная история в фильме "Лопухи". Это полный метр, где главные роли играли кавээнщики. А я играл итальянца, который едет на крутой тачке и которого после разборок на дороге должна была сбить фура. Все делали тоже при помощи компьютерной графики, но сперва меня подвесили и говорят: "Можешь так повисеть?". А это невозможно: даже секунды не можешь выдержать, потому что нет никакой опоры. В результате нашли какую-то тряпичную куклу, одели ее в мой костюм, и вот эту куклу сбивала фура.
— Многие ваши коллеги жалуются, что часто приходится работать в кадре с дилетантами: кругом кумовство, приглашают только своих. У вас был такой опыт?
— Это очень расстраивает, но видимо, такова специфика времени. Каждый человек должен заниматься своим делом. Я не хвалюсь, но у меня была пахота в ГИТИСЕ с 9 до 12 ночи у очень жестких и хороших педагогов. И эту дорогу нужно пройти, а не работать по принципу "папа даст денег и я снимусь"… Я снимался в одной картине, где захотела сыграть одна девочка — дочка олигарха. Он дал денег и девочка сыграла главную роль. Слава Богу, у нее там было всего три съемочных дня. Понятно, что артисты зависимые люди: если их зовут и предлагают гонорар, то они идут, но есть какие-то вещи, которые ни за какие деньги делать нельзя.
Знаете, у меня есть одно сокровенное желание — я хочу что-то снять сам как режиссер. Я могу работать с артистами, но не совсем понимаю, как выстраивается кадр. Надо пойти на специальные курсы. Можно, конечно, взять роскошного оператора и сказать: "Старичок, ты мне все выставь, а я поработаю с артистами". Но хочется разобраться самому. К тому же, каждый режиссер снимает по-разному, у каждого свой почерк. Продюсерам, с которыми я работаю, закидываю постепенно свое желание, что хочу какой-то сериальчик снять, но они пока боятся. Хотя иногда бывают такие режиссеры... У меня был опыт в одной картине, где режиссер все время играл в "Мортал комбат" во время съемки: у него была игрушка в телефоне и он все время стрелял (Михаил голосом имитирует стрелялки. — Авт.пж), а в перерывах говорил: "Камера, мотор, начали! Снято!". После этого опять стрелял. Я смотрел на эту хрень два дня, потом не выдержал, подошел к нему и спрашиваю: "Может, вы будете вместо актеров играть?". Но все решилось само собой, когда продюсеры посмотрели материал: получился сплошной "контр-комбат" и этого человека убрали.
— Нынче в моду вошли фильмы-биографии. Как вы к ним относитесь?
— Мне кажется, нужно брать персонажей, которых мы знаем по книгам. Когда я вижу кино про Пушкина, Ленина, Троцкого — это одно, но когда снимают про Зыкину, которую я видел живьем... Впрочем, какие-то вещи, которые остались в наших сердцах, я бы сразу снимал — с пылу, с жару. Нет у нас фильмов про "Норд-Ост" или Чехословакию, когда туда ввели войска. Да, Невзоров снял полный метр про чеченскую войну. Фильм мне не понравился, но его смелость меня восхитила. У американцев, например, видно, что много всего постановочного, но у них прошло какое-то событие — и они сразу снимают об этом кино. А у нас все очень долго. Например, до сих пор нет ни одного толкового фильма про Чернобыль. Моя мама играла в театре с актером Колей Новиковым, он чернобыльцем был. Когда произошла авария, он служил там в армии, рассказывал, как они в респираторах убирали мусор… Не нужно делать фильм-катастрофу — покажите хотя бы кусочек, чтобы это событие осталось в памяти. Да, сегодня военных фильмов много, но делают их просто потому, что это модно.
— А вы себя не видите в исторической картине?
— Ой, у меня с современными типажами проблема. Я очень похож на молодого Сталина, когда он только начинал все свои зверства. Или персонажа XIX века. А с современными героями сложно — внешность у меня специфическая. Как мне написали на Мосфильме, тип внешности у меня средиземноморский. Я возмутился, спрашиваю: "Почему, я ведь еврей?". "Нет, внешность у вас именно такая". Я не комплексовал из-за этого никогда, но мне просто смешно, когда люди делают из меня средиземноморского человека.
— Сейчас вы снимаетесь в Киеве в новогодней картине. А ваш отец, Семен Фарада, родился 31 декабря. Какие подарки вы ему дарили?
— Из такого, что я сделал ему и сам подарил, помню вешалку. Делал я ее на уроке труда, еще выжигал ее специальным прибором. Она очень долго у него просуществовала. А так обычно дарил то, что ему нужно было. Сам я не люблю подарки. Сейчас мне важно, чтобы на праздник люди пришли, которых я не видел по нескольку лет… Вот Марик Башаров женился, мы с ним дружим, но я не мог быть на свадьбе: прилетел из Мурманска, поехал домой, поцеловал жену, детей и прилетел сюда, в Киев. Да и вообще — в последний раз я был у него на дне рождения года три назад. Иногда вообще забываешь, какое на календаре число. У меня есть один товарищ, присылает мне недавно смс: "Привет! У меня сегодня день рождения!". А я даже забыл, что у него праздник.

Подпишись на наш telegram

Только самое важное и интересное

Подписаться
Читайте Segodnya.ua в Google News
Источник: Сегодня

Новости партнеров

Популярные статьи

Новости партнеров

Нажимая на кнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с правилами использования файлов cookie.

Принять