Главная Сегодня

Сын Дунаевского: "Последний концерт папа дал на перроне Рижского вокзала"

К 110-летию Исаака Дунаевского мы побывали в его родном городке и поговорили с сыном Максимом.

Он стал Дуней в 15 лет с легкой руки одноклассников. Это ласковое, игривое прозвище прижилось и стало его вторым именем на всю жизнь. Дуней Исаака Дунаевского называли друзья, коллеги, родные и даже вождь — Иосиф Сталин. Он, по воспоминаниям современников, просто обожал фильмы "Веселые ребята" и "Волга-Волга", музыку к которым написал Дунаевский. Дуней композитор был и для многомиллионного народа, который с первых дней влюблялся в легкие, побуждающие к сворачиванию гор его мелодии. При этом всего через неделю песни так приживались, что авторство забывалось, и они назывались народными. Чего только стоит его лирическая "Ой, цветет калина". Ее знали наизусть в каждом доме. Сегодня о творчестве композитора многие говорят с иронией, мол, прославлял сталинский режим, писал веселую музыку о стране, в которой тысячи людей страдали от несправедливости. Он был действительно обласкан властью, известным общественным деятелем, депутатом Верховного совета. Имел роскошную четырехкомнатную квартиру в центре Ленинграда. Но так было не всегда. Закат его карьеры начался в 50-х. По одной из версий однажды он сочинил "Песню о Сталине", но вождю она не понравилась: "Эту песню мог написать только человек, который не очень меня любит…" Ему перестали заказывать музыку, его перестали приглашать на концерты. Возможно, именно опала и свела его так рано в могилу. Он умер 25 июля всего в 55 лет. Творческое наследие Исаака Дунаевского — 11 оперетт, три балета, музыка к 30 драматическим спектаклям, 28 кинофильмам и более 100 песен. Одну из них — "Широка страна моя родная" — можно смело назвать еще одним гимном СССР.

Архив музея Лохвицы

Увековечили в значках и открытках автор второго гимна СССР

На родине Исаака Дунаевского, в небольшой Лохвице (Полтавская область) шутят, что Новый год здесь наступает дважды: 1 января и в конце месяца, когда начинаются празднества, посвященные композитору. В музыкальной школе биографию земляка досконально знают даже первоклассники, детвора наперебой рассказывает историю, как маленький Исаак играл для композитора Гречанинова на скрипке. "Хорошая музыка и играешь хорошо! А теперь давай что-то свое", — решил подначить ребенка мэтр. На что юный исполнитель гордо ответил: "Так это и было мое!".

"Он родился в музыкальной семье, — говорит местный житель, искусствовед Георгий Шибанов. — Мама, дедушка играли на разных инструментах, а дядя был виртуозным гитаристом, часто устраивал в доме музыкальные вечера. Здесь звучала украинская, русская и еврейская музыка". В местном музее уже давно пронзительно хрипит и требует срочной реставрации столетний рояль — свидетель тех лет. Он — главная гордость не только Лохвицы, но и всей области. Именно на нем Дунаевский сочинял свои первые робкие симфонии. Однажды после выступления на концерте к роялю подошел его учитель и сказал: "Этот ребенок уже давно превзошел меня в игре и сочинительстве". Рядом с роялем на музейной стене — потрепанная карточка, на которой совсем юный Исаак со скрипкой, как раз накануне судьбоносного переезда в Харьков, — они уехали вместе с братом учиться. Как говорят историки, детей не взяли в местное училище из-за процентной нормы, установленной для евреев.


Однажды к роялю, на котором играл Исаак, подошел его учитель и сказал: "Этот ребенок давно превзошел меня!"

В разгар же гражданской войны в Харьков перебралась вся семья. К тому времени слава о таланте молодого композитора уже гуляла по городу, он сотрудничал с драматическим театром. Интересно, что будущий самый оптимистичный композитор Союза в те годы сочинял очень печальные, тоскливые произведения — "Одиночество", "Слезы"... При этом он удачно совмещал учебу на юридическом факультете университета и в консерватории. И только в начале 20-х годов сделал выбор в пользу музыки, бросил юриспруденцию.

Несколько раз наведывался он в родной город к родственникам, где устраивал музыкальные вечера в летнем саду и писал статьи о музыке в местную газету. В родном доме, оставленном Дунаевскими, уже были другие люди — одноэтажный особняк в центре Лохвицы заняли новые руководители города. К слову, за 110 лет он сменил несколько поколений хозяев и интерьеров. О Дунаевских сегодня напоминает только мемориальная доска с барельефом композитора да почти легендарная история о семейной реликвии — настольных часах. "Рассказывают, что когда перестраивали этот дом после войны, на чердаке нашли старинные часы, — вспоминает Татьяна, жительница соседнего дома. — Они остановились мистичным образом — в июле 1955 года, когда не стало композитора. Увы, но в 60-х хозяева увезли их с собой".

Фото: А. Пасюта

Родовое гнездо. Сегодня здесь обычные квартиры и ни одного Дунаевского

Долго сохранялась связь между композитором и его исторической родиной, он отвечал на многочисленные письма земляков, помогал музыкальному кружку нотами, инструментами. А за несколько лет до смерти общение оборвалось. "Когда Исаака Осиповича избирали членом ЦК, пришел запрос. Нужно было подтвердить, что он не имел дел с белогвардейцами и родился в простой семье, — вспоминает Абрам Дунаевский (он подозревает, что является очень дальним родственником композитора, но подтверждений тому пока не нашел. — Авт.). — И вот председатель местной партячейки написал, что Дунаевский был родственником табачного короля Дунаевского. И, естественно, в это поверили и его не избрали. Это была неправда. У нас в городе было три ветви Дунаевских, к табачным магнатам композитор не имел никакого отношения".

Сегодня в Лохвице родственников композитора нет вовсе, и даже некогда популярная в городе фамилия встречается редко. Хотя она и защищена от полного исчезновения — уже много лет в городе существует улица Дунаевского.

"ЕСЛИ БЫ НЕ СПИЧКА, Я БЫ НЕ БЫЛ ЗНАКОМ С КОМПОЗИТОРОМ"

Фото: А. Пасюта

Абрам Дунаевский

Абрам Дунаевский не только однофамилец знаменитого земляка, но и единственный на сегодня в Лохвице, кто может похвастаться, что был знаком с Исааком Осиповичем. После войны руководство местной школы написало письмо композитору с просьбой помочь приобрести духовые инструменты. Дунаевский ответил: "Приезжайте". В Москву получать подарок отправился руководитель музыкального кружка, а сопровождать его честь выпала Абраму. "Было решено, что поедет ученик Дунаевский. Но с такой фамилией их в нашей школе было с десяток, и все они играли в оркестре, — улыбается Абрам Борисович. — Тянули жребий. До сих пор помню ту счастливую спичку, которую вытащил я. Исаак Осипович лично ждал нас на вокзале, целый вечер посвятил общению. В огромной столовой для нас был накрыт стол, много еды, но я тянулся за шоколадными конфетами. Я их пробовал впервые. Кстати, у меня было еще два брата, тоже играли в оркестре, и знаменитая фамилия всегда была для нас авансом на концертах. Нас представляли: "Оркестр из Лохвицы. Марш Дунаевского играют братья Дунаевские", и зал в восторге взрывался аплодисментами".

"ДЕТИ КАПИТАНА..."

"Капитан, капитан, улыбнитесь!" — эта фраза уже давно крылатая, а мелодия песни узнается с первых аккордов. Ее Дунаевский написал к фильму "Дети капитана Гранта" еще в средине 1930-х годов! Главная музыкальная тема фильма по роману Жюля Верна оказалась настолько удачной, что когда через десятки лет режиссер Станислав Говорухин снимал сериал "В поисках капитана Гранта", не решился заменить знаменитую музыку Дунаевского — оставил ее на прежнем месте. Кстати, часть музыки к сериалу написал сын композитора Максим.

ПЕРВЫЙ УСПЕХ — "ВЕСЕЛЫЕ РЕБЯТА"

Архив музея Лохвицы

Знаменитым на всю страну проснулся Исаак Дунаевский после выхода на экраны фильма "Веселые ребята" (1934). Первая музыкальная комедия СССР имела огромный успех даже за рубежом — работу композитора отметили международной премией на Венецианском кинофестивале. Трудно поверить, что Дунаевского в этой картине могло и не быть. Считается, что Леонид Утесов, с которым он работал в мюзик-холле Ленинграда, поставил условие режиссеру, что снимется в ленте, если музыку напишет "Дуня".

Архив музея Лохвицы

Страна получила несколько шлягеров, среди них "Марш веселых ребят", а композитор — I Сталинскую премию. Сразу последовали еще два кинохита эпохи — "Цирк" и "Волга-Волга", в которых впервые прозвучали ныне классические композиции: "Как много девушек хороших", "Легко на сердце от песни веселой", "Широка страна моя родная". На съемках этих лент Дунаевский познакомился с первой красавицей страны Любовью Орловой, им приписывали бурный роман, но оба от слухов открещивались. Сегодня фильм "Веселые ребята" переживает второе рождение, в Лос-Анджелесе по заказу Первого канала идет колоризация картины.

"КУБАНСКИЕ КАЗАКИ"

"Каким ты был, таким ты и остался" и "Ой, цветет калина" уже полвека считаются народными. На самом деле музыка написана Дунаевским к "Кубанским казакам". После премьеры в 1950 году композитора и режиссера кино снова ждала слава: ленту посмотрели миллионы зрителей, а яркие мелодии с первых дней стала напевать вся страна. За "Кубанских казаков" Дунаевский получил III Сталинскую премию. Успех ленты композитор и режиссер попытались повторить с фильмом "Испытание верности", но превзойти "Казаков" не смогли.

"ОН СЕБЯ НЕ ЩАДИЛ, ПИСАЛ МУЗЫКУ С 6 УТРА"


Максим Дунаевский. Пошел по стопам отца — стал композитором

Младший сын композитора Максим Дунаевский пошел по стопам отца. Он окончил Московскую консерваторию. Всенародную славу и любовь сыскал, как и отец, благодаря кино. В 1977 году написал музыку к фильму "Три мушкетера", после чего стал активно сотрудничать с отечественными режиссерами. Младший Дунаевский — автор музыки к более чем 60 кинофильмам и 20 мюзиклам. Он активно занимается общественной деятельностью и благотворительностью, является президентом Благотворительного культурного фонда имени Исаака Дунаевского. Долгое время жил в США, плодотворно работал с Голливудом. Сейчас живет на две страны: Америку и Россию.

— Максим Исаакович, ваш отец был гениальным композитором, а каким он был человеком?

— Он много работал, был очень энергичным. День для него начинался в шесть утра, он брал листик, ручку и начинал писать музыку. Отец постоянно сочинял. Даже когда был в шумной компании, мог вдруг отстраниться, спрятаться где-то в углу и начать писать. Он себя совершенно не щадил, возможно, сердце и не выдержало таких колоссальных нагрузок…

— Что-то предвещало трагедию?

— Да. Плохо отцу стало еще на концерте в Риге. Люди, которые с ним выступали, вспоминали, что он был очень бледен во время концерта, ему было тяжело работать, но он держался. Играл, пел. Уже на вокзале силы совсем оставили его, и коллеги помогли отцу идти на перрон. И вот здесь произошла очень показательная история. Отца узнали какие-то люди, стали приветствовать, кричать: "Браво!". Очень быстро собралась толпа, люди провожали их коллектив до самого вагона. Уже на ступеньках поезда папа откликнулся на просьбы спеть, но не окончив песню, поклонился и скрылся в купе. Оркестранты рассказывали, что он опустил голову на ладони и заплакал. Когда его спросили, что случилось, прозвучал тревожный ответ: "Мне кажется, это было мое последнее выступление". Он предчувствовал смерть. В последние годы вокруг него была очень тяжелая обстановка, это была травля, и он сильно переживал. Сердце болело, но он об этом ничего не говорил, терпел.

— Почему появились слухи о самоубийстве?

— Слухи о самоубийстве появились сразу же, потом прекратились. И вдруг в 80-х "Огонек" поднял эту тему снова — напечатал материал о самоубийстве. Мы с братом написали письмо редактору Виталию Коротичу, попросили объяснений и в следующем же номере появились извинения и опровержения.

— На родине отца были?

— Так случилось, что Полтава — мой крестный город. Именно здесь записывалась вся музыка к фильму "Три мушкетера", благодаря которому я проснулся уже известным композитором. В 70-х в Полтаве находилась одна из лучших звукозаписывающих студий с лучшими звукорежиссерами. Мы работали с Леонидом Сорокиным. На примитивной аппаратуре писали очень качественные вещи. Так что я не только был на родине отца неоднократно, но еще и считаю этот край знаковым в моей карьере.

— Часто случались курьезы из-за общей фамилии двух композиторов?

— После того как "Трех мушкетеров" показали в Европе, я приехал в Польшу. Там был большой концерт. Собралось около 5000 зрителей. Напоследок я сыграл "Пора-пора-порадуемся", публика пришла в восторг, начали аплодировать, все встали, как-то стали подпевать по-своему. А когда концерт закончился, собрались журналисты и один из них сказал: "Хорошо, что вы закончили концерт вот этой известной песней Исаака Дунаевского".

СПАССЯ В ДЕНЬ СМЕРТИ ОТЦА

Старший сын композитора Евгений Дунаевский выбрал профессию художника. В день смерти отца он, студент Московского художественного института имени Сурикова, находился в экспедиции на Севере. Тогда с ним произошла странная история. Евгений провалился под лед, рядом никого не было. И вот в тот самый момент, когда парень начал прощаться с жизнью, какая-то неведомая сила вытолкнула его из воды. А в это время в далекой Москве у его отца остановилось сердце. "Я тогда увидел на горизонте сияние, это было чудо. А вечером пришло известие, что умер папа", — рассказывал Евгений Исаакович.

Его жизнь не была легкой, нелепые слухи преследовали его с молодости. Например, в 50-х долгое время вся Москва смаковала слух о том, что Евгения посадили за изнасилование. Тогда же, отмечая праздники, друзья Жени то ли взяли, то ли выкрали у него ключи от авто, поехали кататься и сбили насмерть дочь бывшего министра иностранных дел СССР Максима Литвинова. Машина была оформлена на Евгения, он проходил по делу, чудом избежал тюрьмы, но из ВГИКа был исключен (затем поступил в институт Сурикова). Возможно, именно из-за слухов при жизни Евгения не было устроено ни одной крупной персональной выставки.

По необъяснимому стечению обстоятельств, умер художник в дни, когда вся страна отмечала 100 лет со дня рождения его отца. Последними его словами были: "Папа, я скоро к тебе приду".

ОПРАВДАЛ СОМНИТЕЛЬНОГО ЦАРЯ БОРИСА ГОДУНОВА

Дунаевский был не только одаренным музыкантом, не только окончил Харьковскую гимназию с золотой медалью, но и обладал уникальным ораторским даром. Как-то в гимназии один из недоброжелателей донес на евреев (их в классе была половина), якобы те назвали русского Бога сволочью. Когда руководство устроило допрос, вперед вышел юный Исаак. Он ответил, что факт такой был, но никто не обзывал Бога, а всего лишь дощечку с рисунком. Хитрый ответ произвел впечатление, и инцидент замяли, а Дунаевского назвали юным философом. Иногда в Харьковской гимназии на уроках юриспруденции проводились общественные диспуты и "суды", где нужно было защищать разных исторических персонажей. Как-то Исаак вызвался защищать Бориса Годунова и блестяще оправдал русского царя с сомнительной репутацией — он доказал, что тот действовал, может, и не всегда разумно и человечно, но адекватно ситуации и условиям. Первый музыкальный, публичный успех пришел к Дунаевскому тоже в Харькове. В журнале "Гимназист" не только напечатали ноты его произведения "Серыми тучами небо покрытое", но и вынесли его имя на обложку. И при этом до 20-летнего возраста Исаак Дунаевский колебался в выборе профессии и не бросал юридический факультет. Выбор сделали за него — гражданская война оставила родителей без гроша, ему пришлось писать музыку для советского театра и зарабатывать на семью.

Подпишись на наш telegram

Только самое важное и интересное

Подписаться
Читайте Segodnya.ua в Google News

Новости партнеров

Популярные статьи

Новости партнеров

Нажимая на кнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с правилами использования файлов cookie.

Принять