Главная Сегодня

Как в Украине сидится зекам-иностранцам

Они живут по тем же канонам, что и обычные сидельцы: бал правит сила, в цене сало, а на сшитой руками зеков обуви – клеймо "Сделано в Италии"

Отечественные СМИ время от времени пишут об украинцах, по разным причинам оказавшихся в местах заключения за рубежом. Но есть, так сказать, и "встречное" движение – некоторые иностранцы, совершив преступления в Украине, попадают в наши тюрьмы и колонии. А очутившись за решеткой, принимают те же правила игры, что и остальные, доморощенные преступники. Исповедуют не силу аргументов, но аргументы силы, соблюдают законы стаи, обижают тех, кто слабее.

История отдельно взятого палестинца, ощутившего на себе все "прелести" тюремного быта и частично лишившегося на "зоне" зрения – пример того, с каким потугами идет процесс перевоспитания и наставления на путь истинный в украинской пенитенциарной системе, независимо от цвета кожи и гражданства узника.

СУДЬБА: "ЗОНА" СДЕЛАЛА МЕНЯ ИНВАЛИДОМ"

Левый глаз почти не видит. В колонии говорят, что Раби сам упал… Фото: А. Ильченко

32-летний палестинец хотел через Украину попасть в Германию, а угодил на нары в житомирскую исправительную колонию, где в итоге фактически ослеп на один глаз.

Его полное имя – Раби Мохаммед Аль-Сари. Гражданин Палестины. Когда-то мечтал попасть в Европу. В Германии живут знакомые его родителей – те обещали трудоустройство ему и двоюродной сестре. Посреднику заплатили по $6200 за каждого. Сестре посчастливилось. От Раби же Фортуна отвернулась. И он остался в Украине – без работы, денег, гражданства, зрения на один глаз. И – с судимостью.

"ТЕМНАЯ" ЛИЧНОСТЬ

Вообще-то он повар, кулинар. Надеялся, профессия пригодится на Западе, куда хотел попасть во что бы то ни стало. Определенную роль сыграла в этом желании и политика.

"На родине я состоял в одной из ведущих военно-политических организаций – Движении за национальное освобождение Палестины "ФАТХ", – рассказывает парень. – За убеждения и участие в некоторых событиях (каких именно, говорить наотрез отказался. – Авт.) мне стали угрожать, и я перебрался в Ливан. Там тоже было неспокойно. Передали, что меня ищут, и лучше покинуть страну. Я был готов отправиться куда глаза глядят, лишь бы не стреляли".

Так в 2002-м он оказался в Украине. Где повторил путь десятков, сотен нелегалов, тщетно пытавшихся попасть в Европу через наши западные границы. В Мукачево его вместе с другими "искателями счастья" отловили, продержали в местном "отстойнике-распределителе" для таких же "темных" личностей, но назад почему-то не вернули.

Палестинец невзначай обмолвился, что дал согласие на негласное сотрудничество с украинскими спецслужбами. Похоже, был ими завербован (видно, "втемную", без подписки) – называет имена-отчества, звания, должности отдельных офицеров. Говорит, делился с ними информацией. Это зачлось, депортации удалось избежать.

Перебравшись в Киев, отыскал земляков, сошелся с ними. Те предложили временное жилье. Перебивался случайными заработками, подрабатывал на рынках. Познакомился с украинкой, дело шло к свадьбе.

"А потом меня свои же и подставили, – горько вздыхает Раби. – У двух наших знакомых пропал мобильный телефон, и сказали, что это я украл. Соломенский суд Киева дал мне от души – четыре с половиной года и отправил в Житомирскую исправительную колонию № 4".

Порядки в этом учреждении, где отбывают наказание и иностранцы, повергли Раби в смятение.

ПО ПОНЯТИЯМ И ПО ЗАКОНУ

Контингент, по его словам, разделен на три категории: элиту (то есть "крутых", "актив"), "чернь" (простолюдинов) и низшую касту – "опущенных" ("петухов").

Те, кого "греют" частыми передачами с воли, кто сумел найти общий язык с администрацией, войти к ней в доверие, правильно себя поставил – самая привилегированная часть осужденных. Они не работают. Зато живут припеваючи. Это и есть "крутые", "белая кость". На местном сленге – "актив". Он, говорит Раби, служит подспорьем администрации, чтобы держать "зону" в повиновении, а при необходимости – приструнить строптивых.

"Элита" облагает обычных зеков данью – взимая деньги на ремонтные работы, приобретение строительных материалов, оргтехники – бюджет колонии скуден, а жить-то надо. Взамен "активу" дарованы права командовать "чернью", разрешается пользоваться мобильными телефонами (для остальных – они под запретом), есть послабления в режиме содержания, передачах. Например, спиртное с воли им попадает, хотя нельзя.

"Я не раз открыто возмущался такими странными порядками, – признается он. – За что попал в немилость и к персоналу, и к "крутым". Меня наказывали, но я все равно не успокаивался. Даже вены в знак протеста вскрывал. Закон одинаков для всех, а на деле все иначе".

КАК УХОДЯТ НА УДО

Однажды разговорился с другим осужденным – албанцем Идмоном, из "активистов". Тот якобы предложил Раби выйти на волю раньше срока, на УДО – условно-досрочное освобождение. Обещал посодействовать – за 1000 долларов.

"И понимал я, что это неправильно, ведь сам же критиковал существующие в колонии нарушения, но не удержался – очень тянуло на свободу, – продолжает палестинец. – Моя девушка, ну та, что на воле осталась ждать, перевела на счет, который этот албанец указал, 6 тысяч гривен (по тогдашнему курсу это даже больше тысячи "баксов"), вот и чек есть, – протягивает квитанцию... – А Идмон повел себя некрасиво. Через какое-то время говорит: "Этого мало, нужно еще столько же...".

Раби отказался и потребовал вернуть доллары. Албанец заупрямился – деньги, мол, ушли в "общак" – на ремонт спального помещения. А когда Раби пригрозил жалобой, его решили проучить...

"Меня избили восемь человек – Идмон, Ара, Махмуд, Эднан, другие. Восемь на одного – разве честно?.. А виноватым сделали меня, мол, сам затеял драку. И посадили в карцер".

А спустя несколько дней к нему подошел "крутой" зек из Ливана по имени Гайсан и, ни слова ни говоря, со всей дури чем-то острым заехал в глаз...

"Этому были свидетели – мой друг из Ирака, осужденный по имени Джаббар, сидевший рядом на скамейке, и находившийся недалеко от нас сержант внутренней службы, кажется, его зовут Дмитрий, – говорит Раби. – От дикой резкой боли я думал, что умру прямо на месте... Меня сразу же отвезли в областную больницу".

Туда палестинец, как явствует из истории болезни, поступил с диагнозом: "Тупая травма левого глазного яблока, субконъювальный разрыв склеры, тотальный гемофтальм (кровоизлияние) левого глаза". Хирургическая операция длилась два с лишним часа. Но видеть поврежденным глазом Раби уже не мог.

А когда он из больницы вернулся в колонию, "кум" (начальник оперчасти) сказал: "Зрение все-равно не вернешь, но и нам ЧП ни к чему, давай так: ты не заявляешь, что тебя ударили, а мы выпустим тебя на УДО..."

Раби, еще не пришедший в себя от пережитого, удивился: "А если откажусь?" Ответ обескуражил еще больше: "Тогда до конца срока можешь и не дожить...".

И он забрал свое заявление. А вскоре его выпустили, оформив условно-досрочное. Не успел выйти за тюремные ворота, как его догнал... телефонный звонок.

"Звонил Гайсан, который и сделал меня слепым на один глаз, ведь медики дали вторую группу инвалидности, – продолжает Раби. – Этот Гайсан сказал, что когда сам выйдет на волю, то найдет меня и убъет. И ждать мне недолго осталось. Эти звонки звучат часто, очень часто. В любое время суток. И я знаю: он слово сдержит".

Раби пришел искать совета, помощи и защиты. Принес приличную стопку копий писем и заявлений – в Житомирскую облпрокуратуру, прокуратуру Генеральную, премьер-министру, в Управление Верховного комиссара по делам беженцев, посольство Палестины, секретариат Уполномоченного ВР по правам человека, администрацию колонии.

ЖДИТЕ ОТВЕТА, ЖДИТЕ ОТВЕТА

К копиям прилагались отписки. Их суть отражает стиль. "Ваше письмо, поступившее в Кабинет Министров, направлено в МВД... для рассмотрения и дачи вам ответа". "Обращение в адрес Уполномоченного по правам человека рассмотрено... и направлено для проверки и принятия мер в прокуратуру Житомирской области...". "Ваши заявления... о причинении осужденными колонии вам телесных повреждений, фальсификации материалов об отказе в возбуждении уголовного дела, угроз со стороны осужденных проверены. Производство по ним прекращено".

"Со мной даже никто не захотел встретиться, выслушать, взглянуть на поврежденный глаз, – изумлялся Раби. – Выдали справку об освобождении, только не оригинал, а копию, с фотографией, где сам себя не узнаю. Никакая больница меня с ней не принимает. Что делать? Чиновники пересылали мои письма и заявления, не вчитываясь в смысл – ни просьб о помощи, ни угроз, ни царящих в колонии порядков. Как быть и куда еще стучаться?".

Пытаясь хоть чем-то помочь палестинцу, отчаявшемуся найти поддержку в официальных учреждениях, мы связались с оперативниками Службы безопасности. Ведь Раби, по его словам, сотрудничал с "ФАТХ", а затем якобы имел контакты и с представителями украинских компететных органов в Закарпатье. Неужели у СБУ к нему нет элементарного оперативного интереса?

"Мало ли что он говорит, – без энтузиазма откликнулись на другом конце провода. – Да и кто этот ваш палестинец? Он что, из "Аль-Каиды"? Из "Талибана"? Зек без кола и двора, еще и с выбитым глазом. Пусть им милиция и госкомнацмиграции занимаются. У нас и так работы хватает".

"ПОСКОЛЬЗНУЛСЯ, УПАЛ..."

Из официального письма Госдепартамента по вопросам исполнения наказаний:

"...Осужденный Раби Мохаммед Аль-Сари находился в умывальном помещении общежития учреждения, где из-за собственной неосторожности поскользнулся на мокром полу и упал. При падении он ударился лицом о керамический угол умывальника, получив при этом травму глаза. После этого он был обследован медицинским персоналом учреждения и находился на лечении в Житомирской областной клинической больнице... По данному факту персоналом учреждения проведена тщательная проверка. По ее результатам вынесено мотивированное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела на основании пункта 1 статьи 6 УПК Украины – за отсутствием СОСТАВА преступления (неточность: в такой редакции – за отсутствием СОБЫТИЯ преступления. – Авт.). Согласно материалам проверки конфликтных ситуаций между Раби Мохаммедом Аль-Сари и другими осужденными, отбывающими наказание в данной колонии, не установлено. Ему выдана справка об освобождении. За другими справками он к администрации не обращался. Нарушений требований действующего законодательства, а также неправомерных действий к осужденному Раби Мохаммеду Аль-Сари со стороны персонала колонии и других осужденных не выявлено...".

Раби признавался, что никогда ранее ему не приходилось сталкиваться с такими изощренными казуистическими вывертами. Одна из присланных SMS заканчивалась словами: "Мне очень больно. Я схожу с ума. Надеюсь на Бога, и еще на вас... Как они могут писать неправду? Никому ничего не докажешь...".

Этой истории уже два года. И все круги ада, через которые прошел Раби, относятся к прежней власти и к прежнему руководству тюремного департамента. Палестинец не теряет надежды, что новая власть и новое руководство, наконец, услышат его. Услышат и помогут.

МНЕНИЕ: БЕЗ БОРЬБЫ НЕ ДОБИТЬСЯ СПРАВЕДЛИВОСТИ

Дискриминация иностранных граждан, осужденных за те или иные преступления в Украине, безусловно, имеет место, считает известный правозащитник Евгений Захаров.

"Раби Мохаммед Аль-Сари оказался жертвой торговли людьми – пытался попасть на Запад, а очутился совсем не там, куда стремился, да еще и стал инвалидом, – говорит г-н Захаров. – Администрация несет ответственность за то, что он пострадал в этом учреждении исполнения наказания, И он вправе предъявить иск о возмещении морального и материального ущерба. Конечно, персонал будет доказывать, что ни в чем не виноват. Если же попытки добиться справедливости не дадут результат, можно апеллировать к Европейскому суду по правам человека. Жалобы потерпевшего, как видим, рассматривались формально, расследование проводилось субъективно, без учета всех обстоятельств, что противоречит Европейской конвенции по защите прав человека. Но обойтись без поддержки опытного адвоката в этих вопросах заявителю будет трудно".

ТАЧАЮТ ОБУВЬ И ПРИВЫКАЮТ К САЛУ

*Кликните по изображению, чтобы рассмотреть его детальнее

В учреждениях исполнения наказаний Украины сегодня отбывают различные сроки чуть более 2,3 тысячи иностранцев из ближнего и дальнего зарубежья. Еще десять лет назад их было значительно больше – 3,2 тыс.

Как говорят в Госдепартаменте исполнения наказаний, эта категория осужденных практически ничем не отличается от наших, сугубо украинских убийц, разбойников, хулиганов, мошенников и воров. Есть среди иностранцев даже приговоренные к пожизненному заключению – граждане Иордании и Китая, на совести которых жестокие двойные убийства. Очень может быть, что в Украине они и умрут, если когда-нибудь не попадут под амнистию...

Самой "популярной" у иностранцев считается "четверка" – житомирская колония № 4, куда, в основном, их и направляют после приговора суда. Сейчас там отбывает наказание 55 из 84 представителей дальнего зарубежья – граждане Польши, Сербии, Словакии, Вьетнама, Пакистана, Алжира, Албании, других стран. Есть сидельцы-иноземцы и в колониях других областей – Киевской, Полтавской, Винницкой...

"Наравне с осужденными украинцами, подданные других государств занимаются в местах лишения свободы общественно полезным трудом, – рассказал "Сегодня" первый зампред Госдепапртамента генерал Сергей Сидоренко. – Изготавливают тротуарную плитку, автоприцепы, современную мебель, шьют спецодежду, выпускают заготовки для обуви, из которых потом получаются очень стильные туфли, причем, на некоторых изделиях красуется фирменное клеймо "Made in Italy".

ТУТ И МУСУЛЬМАНЕ ЕДЯТ САЛО

Собратья по несчастью. Несмотря на разное гражданство, шли по этапу на "зону" вместе. Фото: В. Полищук

Многие зеки-иностранцы только на "зоне" почувствовали себя "белыми" людьми. Там их одели, обули, обеспечили трехразовым питанием, кроватью с чистым бельем. Кое-кто у себя на родине о таком и мечтать не мог..

НЕ БАЛАНДА. Каждому зеку, независимо от гражданства, национальности и расовой принадлежности (то есть, и иностранцам) по общей норме содержания полагается в сутки 550 граммов картофеля, 500 г хлеба, 120 г крупы, 100 г мяса или рыбы, 30 г сахара... Так что кормят их вовсе не баландой, как кто-то себе представляет. Суммарная энергетическая ценность – более 3 тысяч килокалорий! Тому, кто страдает туберкулезом, или кому предписана диета – нормы еще привлекательнее.

Бывают и казусы. Скажем, кто-то, в силу национальных особенностей и традиций, наотрез отказывается даже в малых дозах употреблять в пищу сало или свинину. Но постепенно и его приучают к украинскому "наркотику", да так активно, что мусульмане еще и нашим фору дадут – и не скажешь, что какой-нибудь турок или иранец...

ЖИЛПЛОЩАДЬ. Согласно стандартам, каждому осужденному (а значит и иностранцу) полагается на "зоне" не менее 3,1 кв. метра жилой площади, а в тюремных больницах – 5,6. У людей есть возможность 3-4 раза в месяц приобретать на заработанные в неволе деньги продукты питания и предметы первой необходимости по безналичному расчету. Еженедельно – банный день. На месяц выделяется 200 граммов мыла для мужчины и 300 г – для женщины. Разрешены свидания, передачи, посылки, переписка. Представители различных верований, религиозных конфессий имеют возможность отправлять прямо в "зоне" церковные обряды, посещать молитвенные комнаты, исповедоваться священнику, проповеднику.

"Конечно, места лишения свободы – не курорт и не профилакторий, и это все понимают, – говорят в департаменте. – Но то, что многие именно за решеткой узнали, что такое нормально поесть, помыться, отдохнуть – факт неоспоримый".

БЫЛ СЛУЧАЙ: ВЗОБРАЛСЯ НА ВЫСОКУЮ ТРУБУ

Большинство иностранцев ведут себя на "зоне" смирно, порядок нарушают редко и, сбиваясь в стаи по национальному признаку, не очень выделяются из общей массы. Впрочем, бывают и исключения. Некоторые выдают себя за крутых, "безбашенных", кому море по колено. Особенно этим отличаются афроамериканцы – например, нигерийцы, традиционно преуспевшие в наркобизнесе (случается, через них дурь и в колонии попадает). Но таких обычно быстро осаждают – не осужденные, так персонал. А в одной из колоний Полтавской области как-то произошел весьма необычный случай.

"Звонит мне начальник областного управления и докладывает, что отбывающий срок за кражу румын взобрался на расположенную в колонии 25-метровую металлическую трубу и ни в какую не хочет оттуда слезать, – вспоминает бывший первый зампред Госдепартамента по исполнению наказаний Александр Пташинский. – Может, какие требования выдвигает? Нет, не выдвигает. И прыгать не собирается. А спускаться не желает".

Дело было аккурат в канун Дня независимости Украины, и тут – такой скандал... Прислали из Днепропетровска спецназ, где есть и свои альпинисты. Кричат снизу: "Эй, верхолаз, сам спустишься или тебя летать научить?" 25 метров – как-никак, высота 8-этажного дома. Покочевряжился он еще немного, и слез сам, без посторонней помощи. С ним долго беседовали, выясняя мотив – может, хотел покончить с собой, или другие зеки довели, или невмоготу сидеть стало, или какие требования выдвигал... Должна же быть какая-то причина... Но румын так толком ничего и не сказал. У надзирателей сложилось впечатление, что своим эксцентричным поступком он просто хотел обратить на себя внимание...

И обратил – себе же во вред. Потому что нарушителя вернули туда, откуда перевели – в житомирскую тюрьму. И свой срок он досиживал уже там. А в полтавской колонии позаботились о том, чтобы больше на трубу никто не взбирался, мало ли кому что в голову взбредет.

НАШИ – ЗА БУГРОМ: ЗА ЧТО И ГДЕ НА ЧУЖБИНЕ ОНИ МОТАЮТ СРОК

Украинцев, преступивших закон за рубежом, тоже немало – по данным МИДа, почти 2 тысячи. Основные виды совершенных ими преступлений – торговля людьми, сводничество, занятие проституцией, кибермошенничество, контрабанда, порно...

Самой знаменитой, без преувеличения, украинской узницей стала харьковчанка Виктория Мамонтова, о чьей нелегкой судьбе в тайской тюрьме много писала "Сегодня". 10 лет назад она была уличена в хранении крупной партии героина и приговорена к высшей мере наказания (наркостатья в Таиланде приравнена к убийству и грозит смертной казнью). Около года Вика провела в камере смертников. Подала прошение о помиловании, которое было удовлетворено, и "вышку" ей заменили 33 годами заключения. После этого срок ей еще дважды сокращали, а в прошлом году указом короля Рамы IX Мамонтову освободили и отправили на родину.

Об условиях содержания в тайской тюрьме Виктория рассказывала нашему журналисту, дважды посещавшему ее в Бангкоке: "Днем все заняты на производстве – шьем одежду, постельное белье, изготавливаем мелкие сувениры, поделки... Кормят только рисом, причем черным, кормовым, от которого люди пухнут, как на дрожжах, передачи строго ограничены, и не факт, что они попадут по назначению до того, как испортятся... Спим прямо на земляном полу, вповалку, тесно прижавшись одна к другой, и переворачиваемся все вместе по команде надзирательниц. Если ночью надо выйти в туалет, на кого-то непременно наступишь. Много больных СПИДом, другими тяжелыми болезнями..."

Несмотря на все испытания, Виктория не сломалась. Вела кружок по аэробике, участвовала в самодеятельности, училась рисовать, выучила тайский язык. Поддерживала морально таких же, как сама – вместе с ней отбывали наказание за наркотики узницы из Австралии, Румынии, ЮАР, а также Белоруссии и Узбекистана... Сейчас там находится бывшая одесситка Нила Дугинов, вышедшая замуж за афроамериканца и "залетевшая" с наркотиками. В другой бангкокской тюрьме томится Максим Шинкаренко – зимой прошлого года власти Таиланда и спецслужбы СШа арестовали его на знаменитом курорте Пукет, предъявив обвинения в отмывании денег и распространении через интернет детской порнографии.

30 лет тюрьмы получил в Турции еще один харьковчанин – Максим Ястремский. Его обвинили в извлечении незаконных доходов путем взлома в банковские информсистемы.

В Венесуэле осуждены украинские моряки, уличенные в контрабанде наркотиков. Директор департамента информполитики МИД Украины Олег Волошин рассказал "Сегодня", что в ходе ближайшего визита в Киев главы внешнеполитического ведомства Венесуэлы Николаса Мадуро украинская сторона намерена добиваться обеспечения благоприятных условий для моряков, смягчения им наказания, а возможно и депортации на родину.

По словам г-на Волошина, проблемных стран, где в криминальном плане особенно бы "отличились" наши сограждане, не существует, но есть соотечественники, в любой из стран умудряющиеся найти п риключение на свою и чужую голову.

Подпишись на наш telegram

Только самое важное и интересное

Подписаться
Читайте Segodnya.ua в Google News

Новости партнеров

Популярные статьи

Новости партнеров

Нажимая на кнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с правилами использования файлов cookie.

Принять