Главная Сегодня
Эксклюзив

Виктория Гресь: Платье не должно стоить, как маленький автомобиль

Эксклюзивное интервью с украинским дизайнером Викторией Гресь

27 лет дизайнер Виктория Гресь создает одежду. 27 лет она продолжает свое дело, и вне зависимости от всевозможных кризисов, сиюминутных трендов и ежедневного появлением новых имен удерживает свои позиции на привередливом fashion-олимпе. Сегодня.Lifestyle пообщались с дизайнером о том, что она чувствует, когда практически каждая знаменитость считает должным запустить свою линию одежды, и как не перегорает в ежедневной гонке за состоятельных клиентов. А также о том, почему пока не участвует в UFW, и о громких сотрудничествах с Джанет Джексон, Мариной Порошенко и Тиной Кароль.

Виктория, как относитесь к тому, что множество селебрити сейчас сами решили взяться за пошив одежды по цене дизайнерской?

Не могу сказать, что я это поддерживаю. А с другой стороны, пусть уже неквалифицированные люди режут ткани, чем идут в сферы, где от них зависит жизнь человека, например становятся целителями. Но меня действительно пугает поголовное отсутствие лицензии на профессию. Все, кому не лень, сегодня не только дизайнеры, но и психологи. Большой вопрос: какую информацию они дают людям и не приносят ли они ущерб внутреннему миру человека? Для создания одежды нужно обладать определенными знаниями, чтобы грамотно соединить технические требования и художественное начало. А у нас с дизайном ассоциируется, что это должно быть нечто "интересное" и "прикольное". Это неверное восприятие.

Дизайнер Виктория Гресь
Дизайнер Виктория Гресь
Фото: пресс-служба

Девушка, которая, пролистав журналы, шьет подругам платья, руководствуясь только модными веяниями, – это скорее модистка, но точно не дизайнер. Сейчас в целом очень размылось само понимание "дизайнерский продукт". Одежда, гаджеты, мебель с высоким ценником вдруг стали причислять к этому понятию. Но, наверное, это такой период, который нужно пережить.

Какие еще вызовы бросает вам сегодняшнее время?

Да знаете, у нас же не только сейчас, но издавна принято культивировать страдания, послушайте только наш гимн! При этом у нас радостный национальный костюм, красивая страна с ее удивительной природой. Но следует учитывать, мы не имперская страна, у нас бытуют сельские традиции, и это не плохо. Французскую империю обслуживало полмира, а культурологические традиции и отношение к моде как к национальному достоянию дало результат – крупнейшие фешн-империи в 20-м веке! Для модной индустрии одного национального характера маловато! Помочь это взрастить могло бы и государство – да разве они будут тратиться, экономика и так в сложном состоянии! Возникают и такие ситуации: фабрика хочет привлечь меня для работы над новой коллекцией, но ведь мне нужно заплатить гонорар. Деньги – это энергия, которая возмещается, ты ее потратил, она тебе вернулась...Сейчас это нарушено, людям перестали платить достойные деньги, да и сложная политическая ситуация. Многие аспекты сегодняшней жизни меня разрушают. Поэтому я создала свой мир, чтобы сохранить себя как художника, как человека, который в состоянии дать работу еще 20 людям.

Как реагируете на новомодные безумные тренды и их популярность?

Я никогда не брала их во внимание. Многие ежеминутные новшества ориентируются на молодое бодрое поколение – все это маркетинговый ход. Но мы ведь понимаем, что у каждого миллениала тоже есть родители, и они также желают одеваться в понятном им стиле! Явно эстетика молодого поколения им не подойдет. Они не смогут комфортно чувствовать себя в такой одежде, а ведь крайне важно не разрушать мир друг друга.

Продукт творчества, созданный с идеей, никогда не устареет, в этом и феномен маленького черного платья Шанель.

Тогда с какой идеей вы создаете свои наряды?

Я делаю то, что мне понятно, не переключаясь на тренды. В этом и проявляется моя честность как художника. Не могу же я договориться со своим личным чувством прекрасного! А если шить только то, что сейчас модно, то это уже не творчество, а больше работа модистки, скажем так. Сколько уже новых брендов так открывались, выпускали пару коллекций и, не просуществовав и года, закрывались. Знаете, сейчас популярно раз в несколько лет кардинально менять работу. А как же стать хорошим специалистом? Постоянно обучаться и усовершенствоваться, но этого не случится, если постоянно скакать по разным профессиональным направлениям. Я лет с 10 "больна" своим делом, любила и хотела заниматься только этим. Окончила институт, затем шесть лет работа в театре. Создавала вещи даже в самый жуткий дефицит по советским журналам наподобие "Работницы". Знаете, вспоминая все это, понимаю, как сильно идеализируют советский быт в кино, мы жили намного грустнее.

Дизайнер Виктория Гресь
Дизайнер Виктория Гресь
Фото: пресс-служба

Кстати, может отсюда и любовь всего постсоветского пространства к брендированному и роскошному?

Да, это совковый тотальный дефицит. Нельзя было купить практически ничего. Даже бирки были ценностью, их отпарывали и берегли. Помню, я шила себе платья из папиных военных рубашек! Так что поколения, годами жившие в тотальном дефиците, на ментальном уровне передали это поклонение перед западными брендами.

Я делаю то, что мне понятно, не переключаясь на тренды.

Тогда как же сделать, чтобы и украинские бренды полюбили так же сильно?

Не знаю! У нас все фабрики разрушены, на месте многих из них просто построили новые дома. Помню, чтобы оборудование не пропало зря, сама покупала несколько швейных машинок, когда распродавали швейную фабрику "Украина". Для того чтобы даже обновить производственные мощности еще существующих швейных фабрик, нужны огромные капиталовложения. Да и в образование тоже никто не вкладывает: из 15 училищ осталось одно. Тогда откуда взяться профессиональным портным, закройщикам, конструкторам? А вот дизайнеры в нашей стране вынуждены работать сразу в нескольких направлениях: придумать, произвести, продать – это неправильно!

Если уже заговорили про деньги, какую наценку допустимо ставить на дизайнерскую вещь?

Сказка о глянцевом fashion-мире сильно преувеличена! Неправильно, когда стоимость платья такая же, как и у небольшого автомобиля. Тут уже явно маркетологи взялись за дело и продают воздух. К сожалению, сейчас пришло их время. 15-20 тысяч евро за платье, а сумочка за 5 тысяч евро – это не про дизайн и качество, а про престиж, статус и бизнес. Единственное, что хорошо, – когда бренды класса люкс привлекали больших художников, таких как Александр Маккуин или Кристиан Лакруа, но сейчас я такого не наблюдаю.

Неправильно, когда стоимость платья является такой же, как и у небольшого автомобиля.

Кстати, а вы не пользовались услугами маркетологов?

Нет, не хочу играть в эти игры. Маркетологи не несут никакой ответственности, они просто красиво говорят! У нас в стране это не работает. Допустим, иду я к адвокату, он дает конкретные ответы на мои вопросы согласно законодательству. Но маркетолог никаких гарантий не дает. Мне же придется брать на себя риск и заказывать ткань по его совету, затем шить из нее определенные фасоны. Я сама постоянно анализирую, почему это покупают, как все можно улучшить. Моя одежда – с ярко выраженным декоративным началом, я люблю сочетать фактуры и цвета, соединять разные элементы.

С какими еще мыслями тогда вы приступаете к созданию коллекции?

Только с хорошими! Я одеваю тот круг людей, которым интересно мое видение. Я создала свой условный "клуб единомышленников", которым нужно то, что я делаю. Я готова с ними делиться знаниями и энергией. Мои клиенты тоже участники процесса, ведь часто мне идеи приходят после общения с ними.

Так произошло и когда создавали знаменитый наряд Марины Порошенко для дня инаугурации президента?

Марина Порошенко в платье и летнем пальто Victoria Gres
Марина Порошенко в платье и летнем пальто Victoria Gres
Фото: vogue.ua

Да, это было совместное обсуждение. Мандраж отсутствовал, я сфокусировалась на ряде четко поставленных задач: определиться с цветом, соответствие протоколу, проследить, чтобы костюм правильно сел по фигуре, руки были прикрыты, соблюдалась допустимая длина платья. Мы понимали, что наряд должен напоминать о культуре, но перед нами живой человек, которого нельзя просто одеть в исторический костюм, нам важно было создать образ современной леди. Вот это и есть настоящая профессия, когда у тебя есть рамки, но ты находишь способ, как, их не нарушая, создать нужный образ. Иногда и стилисты звезд обращаются к нам со своими подчас даже неожиданными решениями.

Так, кстати, случилось и со светодиодным платьем для Тины Кароль...

Певица Тина Кароль в светодиодном платье
Певица Тина Кароль в светодиодном платье
Фото: пресс-служба

Да, "подсветить" наряд была как раз идея ее стилистов. Они случайно в соцсетях увидели наши сказочные снежные платья и предложили попробовать соединить фактуру этих платьев с идеей светящегося костюма на сцене! Получилось! Но так как ткань очень воздушная, тонкая и легко рвется, мы специально пошили несколько экземпляров. Да и с Тиной мы сотрудничаем уже не в первый раз, 13 лет назад я шила ее костюм для конкурса Евровидение.

Вы одна из немногих дизайнеров, которые не любят рассказывать о работе со знаменитыми клиентами, но про сотрудничество с Джанет Джексон не спросить не могу…

Да, я и не поверила, когда мне позвонил ее менеджмент, думаю, ну точно кто-то меня разыгрывает. Они узнали о нас из журнала Collezioni, где мы разместили свою новую коллекцию, там было много изделий из кожи. Стилисты Джанет заказали костюмы для балета Джексон и два для нее самой. Но лично мы не встречались, отшивали здесь и отправляли в Америку.

Прошло несколько недель, как отгремел Ukrainian Fashion Week 20/21, вы уже несколько сезонов не принимаете участие. Почему?

Мы сейчас работаем в другом формате – see and buy, мне так комфортнее, да и клиентам так проще. Мир меняется так быстро, что непонятно уже, нужно ли шить зимнюю одежду вообще, например. По поводу Украинской недели моды: туда стало приходить слишком много зевак, я жду, что формат как-то поменяется, так что мы пока "на паузе".

Я себе позволяю делать только то, что хочу, – это самый честный и искренний путь в творчестве.

Хочется больше узнать о втором направлении вашей деятельности – дизайне интерьера. Посоветуйте читателям, с чего им начинать, если они решили переделать свою квартиру.

Все настолько индивидуально, что могу только посоветовать создавать пространство для себя, а не по законам трендов или по вкусам других. Поэтому, приступая к работе, я даю клиенту опросник, там более 100 пунктов. А как же иначе я могу что-то создать, не зная ничего о заказчике? Индивидуальный дизайн – очень интимный процесс, я должна внедриться в жизнь человека, понять его запросы и привычки, чтобы дизайн сделать комфортным для него. Поэтому клиенту изначально следует быть открытым и давать условный карт-бланш. Мы ведь у стоматолога не начинаем выяснять, а сколько лекарства, например, он решил задействовать во время лечения. Приятно, что сейчас много заказов на то, чтобы переделать вычурные, с обилием золота и хрусталя интерьеры. Но и бывает, что мы не находим общий язык с заказчиком, понимаю, что всем не могу нравиться, и мы расходимся с клиентом. В этом нет ничего такого, всем понравиться невозможно. Да и, честно говоря, сейчас я себе позволяю делать только то, что хочу, – это самый честный и искренний путь в творчестве.

Читайте также интервью с основательницами бренда Zv’yazani Ольгой Каретниковой-Котягиной и Натальей Осауленко: "Люди не воспринимают то, что за украинские ковры нужно платить".

Все подробности в спецтеме Персона

Подпишись на наш telegram

Только самое важное и интересное

Подписаться
Читайте Segodnya.ua в Google News

Новости партнеров

Популярные статьи

Новости партнеров

Нажимая на кнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с правилами использования файлов cookie.

Принять