Как правильно худеть

Готовим джем из абрикос

Модные джинсы

Тесты

Самое дорогое

Откровенный разговор со Светланой Алексиевич: "О войне больше писать не могу — я тоже человек"

Белорусская писательница ("У войны не женское лицо"), лауреат Нобелевской премии по литературе 2015 года рассказала, как ее позиция в отношении Крыма повлияла на поздравление от Медведева, о Чернобыльской трагедии и развале СССР

О ПЕРВОЙ РЕАКЦИИ НА НОБЕЛЯ

"Речь об этой премии шла уже несколько лет. Но я ведь вроде адекватный человек, поэтому старалась об этом не думать (смеется). Когда мне позвонили, я была дома и спокойно гладила. Мне что-то говорили на немецком, и когда я поняла, о чем речь, то все, что могла произнести, было слово: "Фантастика!".

О НОВЫХ КНИГАХ

"О войне больше писать не могу, мой защитный слой уже исчерпан. Я не смогу, как раньше, отчаянно поехать на войну, видеть убитых, тяжело раненных людей — без рук, без ног. Я тоже человек. Любая несправедливость подобного рода заставляет меня плакать, а книги нельзя писать в слезах".

О СОВЕТСКОМ СОЮЗЕ

"Я не люблю слово "совок" и когда люди пренебрежительно говорят о советских годах. Мой отец всю свою жизнь, почти 90 лет был коммунистом. И он говорил, что коммунизм испортили. Когда я приехала из Афганистана, то сказала ему: "Папа, а ведь на самом деле мы неправы, мы — убийцы, а ты веришь в другое". Помню, у отца не было аргументов, он просто заплакал. Это был единственный жесткий разговор за всю нашу жизнь, ведь я знала, что он — хороший человек. Коммунисты — это очень разные люди: среди них я встречала много искренних людей, даже из секретарей райкома. Думаю, к ним нужно относиться как к трагическим фигурам — ведь они жили в такое время. Идея, которая казалась такой красивой, завладела даже очень сильными людьми. Так что просто перечеркивать все эти годы я бы не стала. Не демонизируйте Советский Союз".

ОБ ИСКРЕННОСТИ КОММУНИСТОВ

"Когда я взялась читать дневники и письма ленинской гвардии — Коллонтай, Дзержинского, — я удивилась, насколько это были прекрасные письма с желанием действительно сделать рай на Земле. Это не были бандиты, как мы сегодня говорим, упрощая все на свете. Проблема в том, что когда люди приходят к власти раньше времени, им потом приходится ее во что бы то ни стало удерживать. Не зря же они говорили: "Загоним железной рукой человечество в счастье".

Во французских университетах со мной часто спорили студенты и говорили: "Это ваше поколение не справилось с идеей, вы, русские, вообще жестокие люди, как и азиаты. Поэтому у вас получилось так, а мы все сделаем иначе". Это я к тому, что эта идея и не уходила, и коммунизм вовсе не мертв. Ну не может человек выйти из лагеря и уже завтра быть свободным; свобода — это очень долгий путь. А социализм давал человеку ощущение, что он принадлежит к чему-то большому. А Россия сегодня — заложник того, что ей всегда нужна какая-то сверхидея".

О "ВРЕМЕНИ СЕКОНД-ХЕНД"

"Я писала эту историю красной цивилизации 30 с лишним лет. Уже ушла страна, которая называлась СССР, и люди, которые в 90-е годы хотели свободы, но на самом деле не знали, что это такое. Понятие "свобода" было каким-то виртуальным, никто не был готов к этому. Сегодня мы живем с чувством поражения. И если тогда, в 90-е, были проклятия в адрес прошлого, то сегодня как никогда хочется понять, как же мы потерпели это поражение. То есть эта книга была желанием подвести итог: что же это было, как это понимает обычный человек?"

О ДЕКОММУНИЗАЦИИ

В тренде

"Проблема в том, что мы не только не провели декоммунизацию, мы еще и не отрефлексировали прошлое. Я три года прожила в Европе — Германии и Франции. И особенно в Германии я видела, как изо дня в день идет эта рефлексия прошлого. Как об этом говорят, размышляют. Немцы боятся сами себя и человеческой природы вообще.

А ведь в России ничего подобного не произошло. А это же не работа одного дня — это работа школы, культуры в целом. Но мы этого не сделали. В результате, особенно за последние десять лет, совершенно не осталось никаких мемориальных организаций. Те, кто проводил "перестройку", не подумали о необходимости интеллектуального пропагандистского сопровождения происходящих процессов. Постсоветский человек был брошен в одиночестве, и он сам был вынужден понимать, что происходит. И вот в результате мы видим откат назад, снова сталинские идеи".

ОБ ИЗМЕНЕНИЯХ В УКРАИНЕ

"Нужно обдумывать все, а не просто ругать что-то на чем свет стоит. Украинскую политику я знаю не очень-то хорошо, мелькают какие-то имена в новостях — Порошенко, Яценюк... Лично мне показалось, что Порошенко был лучшим вариантом, за который можно было проголосовать. Другое дело, что, может быть, не нужно ждать так быстро фееричных результатов. Вот ехала я на днях в вашем такси, и водитель начал возмущаться: "Порошенко ничего не сделал. Обещал и не сделал". Но ведь причем тут Порошенко? А как же общество?
Ведь если бы интеллигенция не торопила так быстро Горбачева, не было бы Ельцина, который вообще-то тоже достаточно неоднозначная фигура, и именно при нем началось разворовывание страны. Я видела, как медленно оттачивается этот механизм демократии за границей: не просто собрались, поругали кого-то и все все сделали. Ничего подобного".

О ЧЕРНОБЫЛЬСКОЙ ТРАГЕДИИ

"Это глобальное событие космического масштаба. С одной стороны, совпало две катастрофы — социальная и космическая. Социальная для людей ближе: все распалось, нужно было думать, где и как жить. А что касается космической катастрофы, то здесь что-то непонятное. Что значит для простого человека то, что какие-то радионуклиды будут жить 2—3 тысячи лет, и что есть некоторые частицы, которые вообще бессмертны? Я не могу себе представить, как в другой стране через несколько дней после трагедии отец будет приводить ребенка к пруду на месте атомной катастрофы и говорить: "Смотри, какие рыбы чудные". Сегодняшний человек так устроен, что для него Майдан понятнее, чем космическая проблема. Чернобыль остается проблемой будущего. Во всяком случае, когда я начинала писать книгу, то понимала, что буду делать это долго — и, действительно, мне понадобилось 11 лет".

О РОССИИ И РУССКИХ

"Я не могу сказать: "Я не люблю русских!" Нет, у меня много друзей-россиян, я люблю русскую культуру. Но могу сказать, что не люблю русскую историю, русские идеи в том виде, в котором они сегодня существуют. А ведь миром правят именно идеи. Речь ведь не о Путине как личности — речь о "коллективном Путине", который находится в каждом человеке. В том, что он лишь аккумулировал желания обиженного русского народа, каждого, кому показалось, что он опять великий".

О КРЫМЕ

"На первой пресс-конференции по поводу премии мне задали вопрос, как я отношусь к Крыму. Я сказала, что считаю, что это оккупация, аннексия, что это, конечно, политический разбой. Результатом стало то, что я не получила поздравительную телеграмму Медведева, которая была готова".

Реклама
Самые важные и интересные новости всегда под рукой
Life Сегодня в telegram-канале Подпишись на RSS-канал Life Сегодня на Google News
Реклама
Гороскоп
Твой гороскоп на Сегодня
Читать гороскоп
Just do it
Полезный совет на Сегодня
Чаще проявлять эмоции
Почему это важно?
Лайфхак дня
Как быстро охладить кофе
Хакнуть
Сольник звезды
MONATIK
31 июля / 20:00
5 главных концертов июля
Достойный ли сервис на отдыхе в Украине?
Узнать больше об отдыхе
Спецпроект
Календарь лайфхаков на лето
Июль
Лайфхаки по календарю
Гороскоп
Твой гороскоп на неделю
18 - 25 июля
Читать гороскоп
Самый дорогой спецтопик
Дороже просто не найдешь
Аренда VIP-яхты — ₴27 000/час
За что такие деньги?
тест
Угадаешь звезду по модному образу?
Попробовать
Куда пойти
Атмосферные террасы Киева для летних вечеров
Хочу узнать!

Нажимая на кнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с правилами использования файлов cookie.

Принять