Главная Сегодня

Книжное обозрение: "Там" Акунина и "Макулатура" Буковски

Какие книги стоит почитать любителям литературы.

"ТАМ"

Борис Акунин — пистель-мистификатор, обожающий скрывать себя реального за псевдонимами. Его настоящее имя — Григорий Чхартишвили. Помимо фамилии, под которой он прославился ("акунин" — в перводе с японского точного значения не имеет, приближенно можно обозначить как "плохой человек", "разбойник"), так же пишет под именами Анатолий Брусникин и Анна Борисова.

У этого романа — на редкость дурацкая обложка. С безвкусным отливом — сплошной кошмарный гламур. Обычно такое нравится дамам в возрасте 40—45 лет. В общем, я бы побрезговал подобную книгу хотя бы даже просто снять с полки. Если бы не одно весомое "но". Сочинил этот роман мой любимец, прекрасный историк и большая умница — Борис Акунин. А у него я готов читать, если не все, то многое.

Откуда появился псевдоним "Борисова". Дело в том, что от Акунина читатели обычно требует одного — нового Фандорина. А Григорий Шалвович — не компьютер, который можно запрограммировать в угоду публике. Потому и решил он удариться в мистификацию: "Маска "Борис Акунин" приросла ко мне слишком плотно, — говорит писатель. — Увидев на обложке эту фамилию, читатель уже ждал чего-нибудь детективного, остросюжетного, в меру познавательного, неизменно игрового. А если я пробовал свернуть немного в сторону и поменять правила игры, читатель возмущался и начинал говорить, что я его обманул".

Писательницу Борисову Акунин в своем блоге описал как даму, которая вошла в возраст свободы, когда дети уже подросли, ум созрел, характер сформировался.

Сам роман — своеобразный набор "зарисовок" из аэропорта. Каждая глава представляет одного героя, от лица которого и ведется повествование. Элегантная дама в очках, юный бармен, пограничная собака Кузя, мент с наклонностями заправского садиста, японец-пенсионер, озабоченный француз, элитная темнокожая проститутка, ее ребенок-грудничок и фанатичный шахид с поясом смертника... А там, где появляются воины Аллаха, обязательно гремят взрывы, корежа металлом и огнем людские тела.

Так и случится. И все герои умрут: кто-то быстро, а кто-то не очень. А все для того, чтобы воскреснуть, и получить по заслугам — ведь для каждого из нас уготовлен свой Рай и Ад. "Небесные" приключения героев описаны так реалистично и убедительно, словно писатель уже успел побывать Там...

КУПЕ СМЕРТНИКОВ

Детектив. В Париж из Марселя прибывает поезд. Пассажиры с шумом выходят на перрон, и лишь в одном купе остается девушка. Хорошенькая и мертвая. Полиция начинает лихорадочные поиски ее соседей, но те гибнут один за другим, едва успев дать свои показания.

О ЧЕМ. В 1962 году именно эта книга открыла миру имя Себастьяна Жапризо — будущего класика и мастера жанра психологического детектива. "Купе" хоть и написано несколько хаотично (все-таки первый роман) и неструктурировано (порою тяжело уследить за мельканием многочисленных героев), читается, что называется, на одном дыхании. Благо сюжет закручен лихо и заточен остро.

МАКУЛАТУРА

Последний роман писателя — через год после его выхода Буковски скончался. Его "Макулатура" — ярчайшая издевка над миром детективов, плохой литературы и крутых парней: "Глаза у меня были голубые, а туфли старые, и никто меня не любил".

О ЧЕМ. Чарльз Буковски был тем еще уродом. Он имел все, что шевелилось, и пил все, что горит. Пара литров виски в день, да еще с пяток бутылей вина. И много-много сигарет — обычная норма. И женщины – чем страхолюднее рожа, тем для него было лучше. Его возбуждало все уродливое. И то, что он откинул копыта в возрасте 73 лет, иначе как чудом Господним и не назовешь. Чарльз Буковски был таким себе Максимом Горьким – жизнеописателем дна человеческого, но американского разлива. Его интересовала грязь под ногтями, обитатели ночлежек, подзаборные шлюхи и всяческая алкашня. Это по его сценарию была снята картина с Микки Рурком — "Пьянь". Романы и сборники Буковски воспрещается читать в твердом переплете. Ибо его творения в подобном формате выглядят так же нелепо, как дохлая лошадь посреди гостиной. Нет, все его буковки-закарлючки воспринимаются лишь тогда, когда считываешь их со страниц покетбуков. Дешевых карманных книжонок с поганой бумагой и мелким шрифтом. Для полной остроты восприятия уголки страниц в покетах должны быть загнуты и обязательно в "кружках" — следах от бутылок пива. Чарльз Буковски был тем еще уродом. Но писать этот старый хрыч умел как никто…

"ДНЕВНИК АКТРИСЫ"

В советском кино Доронина всегда играла "женщин с сильным характером". А мужчины повально влюблялись в ее героинь — будь то Нюра из знаковых "Трех тополей на Плющихе" или Полина из "Рабочего поселка". Но главное ее призвание — театр. Только там она проживала свою настоящую жизнь.

О ЧЕМ. Об актерской судьбе. О людях встреченных Татьяной Васильевной на творческом пути (Олег Басилашвили, Евгений Леонов, Эраст Гарин) и о том, как измельчала нынче профессия. В отличие от многих коллег, эту книгу актриса написала не с помощью журналистов, а сама. Это чувствуется в каждой строчке. Иногда наивных, но бесконечно чистых и искренних. Интересен ее взгляд на Екатерину Фурцеву (министр культуры СССР с 1960 по 1974 года). В отличие от многих своих коллег, Доронина открыто восхищается "железной Катей" и проклинает ее недоброжелателей.

"ЕСТЬ ЛИ ЖИЗНЬ НА МАРСЕ..."

Сергей Филлипов — актер, талант которого в полной мере недооценен даже сегодня. Лучший "эпизодник" (наравне с Зиновием Гердтом) советского кинематографа. Лучший Киса Воробьянинов ("12 стульев") и самый смешной лектор "под градусом" ("Карнавальная ночь") всех времен и народов. Книгу о нем написал единственный сын Сергея Николаевича — Юрий.

О ЧЕМ. Филлипов был тяжелым человеком. Собранным профессионалом на съемочной площадке и алкоголиком по жизни. Пил он много и страшно. Из семьи ушел после десяти лет брака (первая жена — Алевтина вместе с сыном в 1970-х эмигрировала в США, в Россию не возвращалась, отчего брак остался не расторгнутым). По жизни был нелюдимым и желчным: своих поклонников ненавидел — актера бесило то панибратство, которое они простодушно позволяли себе в его адрес. Умирал в нищете и забытье. После смерти, родственники его второй жены — гражданской — лихо раздербанили имущество Филиппова, даже не дождавшись когда его тело предадут земле. Нам, зрителям, Сергей Николаевич оставил в наследство больше ста своих работ в кино. Последнюю роль (возмущенный пенсионер — эпизод) сыграл в комедии "Частный детектив, или Операция "Кооперация" Леонида Гайдая.

Подпишись на наш telegram

Только самое важное и интересное

Подписаться
Читайте Segodnya.ua в Google News

Новости партнеров

Популярные статьи

Новости партнеров

Нажимая на кнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с правилами использования файлов cookie.

Принять