Главная Сегодня

Язык – доведет

В последнее время я постоянно думаю о языке. В смысле, о русском. Ну, или о любом другом, хотя, мне кажется, ни один не претерпевает такого надругательства в настоящее время.

Нет. Речь – вовсе не о набившей оскомину утомительной политической борьбе русского языка с украинским. Речь – о том, что происходит с повседневным литературным русским. О его последовательной деградации, на которую невозможно повлиять – можно только беспомощно наблюдать, как устойчивые нормы сменяются победительной безграмотностью, стремительно занимающей позиции нормы.

Если что-то и огорчает меня в последнее время, раздражает и удручает, так это банальная неграмотность, которая размножается со скоростью и самодовольством вируса. Есть у меня здесь и собственные фавориты. Числом три.

Первое – "одеть". Это слово меня буквально преследует. "Я одела", "я одену", "не знаю, что одеть", "советую одеть"… Так говорят почти все, и те, кто предлагает одежду, и те, кто выбирает и покупает. И странно звучит уже нормальная норма – "НАдеть". Казалось бы, все мы худо-бедно изучаем правила русского языка. НАДЕТЬ можно что-то, ОДЕТЬ можно кого-то. "Карл Лагерфельд ОДЕВАЕТ Николь Кидман" (а Николь Кидман одевается у Лагерфельда), "Николь Кидман НАДЕВАЕТ пальто от Лагерфельда". Проще некуда. Но мы стараемся еще больше облегчить для себя процесс. Раз уж все пошло от слова "одежда" – будем не только "одеваться", но и "одевать". Эх…

Еще одно слово (за его модификацию, насколько мне известно, следует благодарить компьютерщиков) – "пользовать". Тут с грамматическими правилами все не менее просто. "Использовать" – пользоваться услугами. "Пользовать" – оказывать оные. И все. Пользуют – доктора. Больных. Пользуют – проститутки. Клиентов. Во всяком случае, так было всегда. Но не теперь. Теперь у нас "пользуют проституток" (то есть, клиенты зачем-то оказывают им услуги, еще и оплачивая этот приятный процесс). Теперь у нас "пользуют лекарства" (то есть оказывают лекарствам вообще непонятно какие услуги). Все пользуют, короче. Я даже догадываюсь, почему. Потому что звучит красиво. Эдак по-старинному…

Третье слово – и вовсе загадка. Его модификацию я, как ни стараюсь, отследить не могу. Это слово – "кремА". Не "кремы", как полагается (с ударением на "е"), а "кремА". Не понимаю. Тоже, что ли, потому что звучит необычно и красиво?

Я слышу эти несчастные "кремА", "пользовать" и "одеть" повсюду. В магазинах, от знакомых и по телевизору. Я встречаю это в журнальных и газетных материалах (впору посыпать голову пеплом по случаю тотального вымирания братства профессиональных корректоров – но об этом я еще как-нибудь порассуждаю подробней). Я боюсь. Без шуток. Потому что обычная правильная речь в условиях самодовольного царствования лингвистических мутантов выглядит уже эдаким анахронизмом. И если ты говоришь "использовать", "надеть" и "кремы", – ты чувствуешь себя вражеским шпионом, которого старательно обучали в иностранной разведшколе, поставив речь и навыки произношения, но не подготовив к адаптации в современном языковом пространстве.

Лично наблюдала, как передергивает профессиональных филологов и дикторов старой школы, когда они имеют несчастье слушать…ЭТО.

К слову, совершенно не знаю, как вести себя в таких случаях. Поправлять – себе дороже ("сильно умная"), не поправлять – молча страдать, сражаясь с собственным зубовным скрежетом. Совершенно не преувеличиваю: три вышеперечисленных безграмотных словоформы вызывают у меня слуховое ощущение сродни, знаете, такому, которое возникает при скрежете железа о стекло. Сильно нежная, да? Ну, какая есть…

То же самое испытываешь, бродя по просторам форумов русскоязычного Интернета. Письменная грамматика тоже оставляет ощущение постапокалипсиса. Особенно лично меня угнетает почему-то классическая ошибка в употреблении возвратных форм глаголов. Ну, вы знаете – "ТСЯ" и "ТЬСЯ". Казалось бы, чего проще? Есть очень простой проверочный вопрос. В спорных случаях употребляемое вами слово проверяется вопросом "что делает?" или "что делать?". Что делает? – учится. Что делать? – учиться. Не-а. Никто не проверяет. Слова, заканчивающиеся на "тся" (делает) вообще исчезли из обихода. Сплошное "ться". Сплошное "что делать". Впору задуматься о том, на какие вопросы подсознательно отвечает весь массив нашего общества, тотально изменившего правила письменной речи, отказавшегося от чего-то во имя неизвестно чего… Надо думать, психологи и социологи еще исследуют этот вопрос.

Как и феномен пресловутого "албанского языка", уродливого порождения русскоязычного интернета. Каковой, на мой взгляд, является всего-лишь хулиганским самооправданием тотальной безграмотности, и не более того.

Как и феномен "смайликов" – не менее уродливого суррогата эмоций на письме, самоистребляющего графического монстра, убивающего банальностью эмоцию, которую он, якобы, тщится воспроизвести…

Я уверена, что в скором времени появятся вполне серьезные исследователи, которые станут утверждать, что на наших глазах происходит самоочищание языка (я бы сказала – мутация), что таким вот образом отмирают устаревшие формы и рождается новый, адекватный современности способ общения. Не знаю. Заранее не согласна. Все это, как говориТСЯ, "от лукавого", как бы мои потенциальные оппоненты ни ссылались (вот еще, кстати, больной пример – все эти "НЕ" и "НИ") на пример безболезненного избавления русского языка от твердого знака после Великой Октябрьской. Невежество всегда отличает склонность к театральным эффектам, громким самооправданиям и новым лозунгам, под которые подводится мощная идеологическая база. Невежество готово на что угодно – лишь бы не учиться… Оно побеждает всегда, потому что выбросить сложную сломавшуюся вещь легче, чем разобраться в устройстве механизма-шедевра. И, пожалуй, без пресловутого смайлика здесь не обойтись…

Подпишись на наш telegram

Только самое важное и интересное

Подписаться
Читайте Segodnya.ua в Google News

Новости партнеров

Популярные статьи

Новости партнеров

Нажимая на кнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с правилами использования файлов cookie.

Принять