Главная Сегодня

Сиреневая роща под Полтавой цветет 200 лет

Пушкин влюбился в девушку из Диканьки, а Гоголь из-за обиды не хотел писать об этой роще.

Вот уже больше двухсот лет в Диканьке благоухает сиреневая роща. Такого количества кустов сирени больше нет нигде в мире. "Это самый большой букет в мире!" — гордо рекламируют свое чудо гоголевские земляки. Сейчас, как раз в пору цветения, сюда съезжаются тысячи туристов, чтобы воочию увидеть этот цветочный оазис. А пока гости, пораскрыв рты от удивления и изумления, прогуливаются среди сирени, местный народец развлекает приезжих колоритными историями о несчастной молодой княжне, долгоносике и советском ситро.

Еще до революции 1917 года сиреневая роща, как и вся территория в округе, принадлежала князьям Кочубеям, потомкам того самого печально известного Кочубея, который голову сложил перед Петром Первым, пытаясь рассказать царю, что Мазепа уговорился со шведами выступать против России. В начале XIX века управлять имением стал Виктор Павлович Кочубей, с его доброй воли была заложена и "сиреневая яма" — на краю села князь поставил кирпичный заводик. Рядом же вырыли и яму, где брали глину для производства. Со временем тут появилась огромная, почти пять метров глубину и почти в два гектара площадью яма. Заводик князь закрыл, а яма осталась, как бельмо на краю села. "Тогда мудрый управитель приказал засадить всю эту территорию сиренью, — говорит заместитель директора регионального ландшафтного парка "Диканьский" Татьяна Петрова. — Его садовники, а штат их был велик, заказали около сорока сортов сирени из разных парков мира". Так и появился этот сиреневый рай. Но по словам директора местного историко-краеведческого музея Василия Скорика, были времена, когда эта красота едва не пошла под топор. "Когда сюда пришла советская власть, места было мало всем. Тогда пострадала сиреневая роща, которая для новой власти была символом буржуев", — говорит Скорик. К счастью, вырубили лишь небольшую часть парка.

ПЕРВАЯ ЛЮБОВЬ ПУШКИНА. В Диканьке любой мальчишка знает легенду о том, как после войны с французами, когда Российская империя зажила прежней жизнью, князья Кочубеи, как одни из самых богатых людей, часто бывали на царских балах в Петербурге. "Одна из дочерей Кочубея Наталка даже прославилась тем, что смогла очаровать Пушкина, — ошеломляет нас Василий Петрович. — Сегодня биографы поэта соглашаются, что именно она была его первой любовью и ей поет посвятил свои первые лицейские стихи". Не отставала от сестры по красоте и любимая дочь князя Анна, которой только пошел тринадцатый год. Она ответила взаимностью местному светскому франту, известному на всю столицу картежнику. Когда отец узнал о том, кого выбрала в мужья дочь, то даже думать запретил ей о свадьбе и употребил все свое влияние, чтобы наглеца выслали из города. Узнав об этом, и без того слабая юная дева (княжна болела туберкулезом) слегла совсем. Она отказывалась от пищи и не хотела ни с кем общаться, а врачи посоветовали убитому горем отцу устроить дочери эмоциональную встряску. Недолго думая, Кочубей забрал княжну в Диканьку. Приехали к началу мая, утром слабую княжну привели в благоухающую рощу. "Народная молва пересказывает, что эффект был колоссальный, ведь аромат цветущих кустов был слышен по всему поселку, — продолжает Скорик. — Княжна действительно пошла на поправку. Силы стали к ней возвращаться, но как говорится, отцвела сирень, и все стало, как прежде. Она прожила всего два года еще, и в возрасте 14 лет умерла".

Букетом Диканьской сирени любовались многие знаменитые люди. Несколько недель гостил у Кочубея композитор Глинка — под кустами сирени он набирал местных девочек и мальчиков к себе в хоровую капеллу. Историк и писатель Гиляровский приезжал в эти места собирать историю и фольклор, а вдохновленный неожиданной красотой, посвятил в своей книге отдельные строки этой роще. Странно, но об этом саде не упоминается ни в одном произведении Гоголя, который жил здесь и не мог не знать о миллионах кустах сирени. Некоторые историки говорят, что зажиточные Кочубеи никогда не жаловали сводивших концы с концами Гоголей, вот Николай Васильевич, обидевшись, и не вспоминал о саде в своих произведениях.

В начале XX века в парке было около сорока видов сирени, но когда Кочубеи после революции уехали за границу, за кустами перестали присматривать, они все переопылились. Много сортов пропало. Лишь в 50-х годах запущенный сиреневый сад заметил кто-то из районных партийных боссов. "Настолько понравилось ему тут, что он распорядился проводить в саду песенные дни. Бывало, приедут и весь день Шульженко, Утесов, Бернес звучат из динамиков, все веселятся, а мы, малышня, в поле долгоносиков с бураков сбиваем, — вспоминает Василий Скорик. — А потом бежим пробовать мороженое и ситро, которое в специальных бочках из города везли приезжие. Вот уж были рады, что у нас такая сирень".

НАСТОЙКА НА СЕРЕНИ
Из соседних районов области приезжают в сиреневую рощу не только посмотреть на сирень, а и собрать душистых цветов. За тот месяц, который благоухает роща, нужно собрать урожай на год. Считается, что сиреневая настойка на спирту помогает при болезнях нервной системы и растяжениях. "Мы сюда уже несколько лет ездим за цветами, здесь они вдали от дороги. А делать очень просто: полкилограмма сиреневых цветов без зелени на литр самогона или водки, под капроновую крышку и в темное место, — охотно делится секретами народной медицины полтавчанка Ольга Григорова. — Уже через месяц настойка готова".

Александр Пасюта

Подпишись на наш telegram

Только самое важное и интересное

Подписаться
Читайте Segodnya.ua в Google News

Новости партнеров

Популярные статьи

Новости партнеров

Нажимая на кнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с правилами использования файлов cookie.

Принять