Главная Сегодня

Спустя полгода после ухода Богдана Ступки выходит спектакль "Чайка"

В новом спектакле, где до последнего репетировал народный артист, играют его сын и внук

Спустя полгода после ухода Богдана Ступки (напомним, актер умер 22 июля от онкологии, ему было 70), в его родном театре им. И. Франко подготовили спектакль "Чайка", в котором он репетировал, даже находясь в больнице. Мы уже посмотрели постановку, которую зрители увидят завтра (следующие спектакли — 8, 16 февраля, билеты: 15—200 грн).

"Репетировать "Чайку" по пьесе Чехова мы начали еще прошлой весной, — рассказал нам режиссер Валентин Козьменко-Делинде. — Эта постановка должна была стать первой, где на сцене бы сошлось все актерское поколение Ступок. У Богдана Сильвестровича, который и предложил мне поставить "Чайку", была роль Сорина, у Остапа — Тригорина, а у Димы — Треплева. Но увы... Вспоминаю, как мы с ним репетировали, когда он уже в больнице лежал. Я читал реплики героинь, а он — свои: "Я небезпечно хворий, а мені не дають ліків", "Так жити хочеться". Слыша эти чеховские фразы, я не мог спрятать свои страдания, но рад, что он их не видел. Я катал его в коляске по саду в "Феофании", а он все время шутил, мол, это самая хорошая эмоциональная процедура для него. И часто с иронией напевал: "И в 60 лет жить хочется!", понимая, что жизнь заканчивается..."

В ИГРЕ — ЗАДНЕПРОВСКИЙ. Роль, которую должен был играть Богдан Сильвестрович, досталась народному артисту Лесю Заднепровскому, который поначалу даже хотел отказаться от нее. "Мне предложили эту роль осенью, и сначала я даже упирался, — рассказал нам актер. — Но поскольку я не видел, как проходили репетиции с Богданом, то понял, что нести какой-то психологический груз мне не придется, зрители увидят только мое прочтение Сорина и никаких сравнений меня с Богданом не будет". По словам Заднепровского, после смерти Ступка часто снится ему: "Мы часто спорим с ним, решаем что-то по репертуару. Ведь в жизни всегда оставались коллегами, даже когда он стал худруком, то говорил: "Это я только роль такую играю, а я по-прежнему просто артист".

По сюжету спектакля Дмитрий и Остап Ступки влюблены в одну и ту же девушку — Нину Заречную (ее роль исполняет Анжелика Савченко), и младший из актерской династии все время "гонит" на своего отца в жизни. "Мы первый раз с отцом играем в таком любовном треугольнике, но проблем нет. Дома мы никогда не репетируем, тем более что вместе давно не живем, — сказал нам уже после спектакля Дмитрий, держась за щеку. — Ой, у меня накануне жутко разболелся зуб. Всю ночь не спал. Думаю, на днях надо будет этот зуб мудрости вырвать".

А еще Ступка-мл. рассказал нам, что дедушка часто приходит к нему во сне: "Первый раз Бодя приснился в ночь на Спас. Я пошел в церковь и поставил свечку. А сейчас я каждый раз просыпаюсь со слезами на глазах, когда он меня во сне обнимает. Мы о нем каждый день вспоминаем, особенно бабушка. Когда внуки рядом (кроме Димы, в семье еще подрастают Устина и Богдан. — Авт.), бабушка в норме, а так, бывает, замечаю, как она плачет по ночам".

КОНСЕРВЫ НА МОНМАРТРЕ. По словам Валентина Козьменко-Делинде, это была вторая "Чайка", над которой он работал со Ступкой-старшим: "Много лет назад мы репетировали "Чайку" во МХАТе, где он играл Дорна, а его партнерами были Людмила Гурченко (Аркадина), Татьяна Самойлова (Полина Андреевна) и Михаил Глузский (Сорин). Он очень волновался перед встречей с ними, ведь они еще не были знакомы. И как ребенок растерялся, когда они встали и начали аплодировать ему, когда он зашел в зал".

А еще друг и коллега Ступки вспомнил, как они вместе были на гастролях в Америке: "Один раз нас поселили в одном номере, где не было даже отдельных кроватей. Он тогда пошутил: "Ну что, кто сегодня будет мужем, а кто женой?" Так мы и спали пару ночей в одной "супружеской кровати". А другой "франковец", Алексей Богданович, рассказал нам, как во время съемок в фильме "Елисейские поля" в 1993-м году ел с Богданом Сильвестровичем прямо на Монмартре консервы: "Нам тогда не заплатили суточные и денег не было совсем, а жена Богдана, Лариса, упаковала ему огромную сумку с едой. Помню, сидим мы на скамейке, смотрим на Эйфелеву башню и едим эти консервы, запивая пивом. Я ему говорю: "Богдан, вот вы — народный артист, а в таком виде в центре Парижа..." А он мне: "Не умничай и пей". Такой он был всегда и со всеми". 

Подпишись на наш telegram

Только самое важное и интересное

Подписаться
Читайте Segodnya.ua в Google News

Новости партнеров

Популярные статьи

Новости партнеров

Нажимая на кнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с правилами использования файлов cookie.

Принять