Главная Сегодня

Евгений Евтушенко: "Американская политкорректность — это проституция"

Легендарный поэт накануне творческого вечера в Киеве рассказал нам о порнографии в Америке и обезумевших слушателях Киркорова, почему не считает вино своей слабостью и пародиях на себя

— Евгений Александрович, сегодня поэт в России больше, чем поэт, меньше, чем поэт, или же всего лишь поэт — как вы думаете?

— Я придерживаюсь принципа, что поэт — величина неизменная. Но когда я что-то пишу, то не ввожу это в степень закона. Я приглашаю других подумать над той или иной мыслью. Хотя очень люблю, когда со мной умно спорят… Человек не должен быть замкнут только на своей профессии, ведь поэзия — это шире, чем просто писать столбиком. Когда я говорил "поэт в России больше, чем поэт", я имел в виду, что он должен быть личностью, а не ремесленником. А чистого профессионализма мало, причем в любом искусстве. Поэзия — всегда исповедь, хотя вообще и все искусство исповедально. Например, я уверен, что тот же Толстой испытывал схватки, когда Анна Каренина забеременела.

— Может быть, поэтому Толстого до сих пор любят и читают…

— Мы живем в парадоксальное время, когда наше будущее и детей зависит от того, насколько в нас сохранится всемирная отзывчивость. А что есть национализм? Это клубки змей на руинах рассыпавшихся идеалов. И нельзя ни в коем случае путать идеологию с идеалом. Идеология — это клетка, в которую нас запихивает государство, даже самое хорошее. Вы думаете в Америке полная свобода? Что такое американская политкорректность? Это же ужасная вещь, это проституция. Ведь то, что вчера было еще политкорректным, сегодня уже трогать нельзя.

Вы знаете, я однажды зашел в аудиторию к своим студентам в Америке, где показываю им чудесные советские фильмы, и увидел на стене плакат с двумя голыми телами. Лежали они, как это называется, цифрой 69 или 96. Ну, в общем, валетом. И тут предостерегающая рука ласково легла на мое плечо, и я услышал: "Мистер Евтушенко, не трогайте этот плакат. Вас тут растопчут, если вы его снимете". Потом я прочитал на плакате надпись: "Фестиваль геев и лесбиянок при университете". И я спросил своего студента, не считает ли он это порнографией, на что он ответил: "Она была бы, если бы там были мужчина и женщина, а так — это искусство!". Вы понимаете, какое это дикое лицемерие?

А вообще, возвращаясь к вашему первом вопросу про поэта, хочу добавить. Поэт, как и любой другой человек, должен всегда помнить, что он — частица человечества. Он должен быть патриотом не только своей страны, но и человечества в целом. Но бывают противоречивые моменты, страшные, я бы сказал. Вы думаете, мне было приятно, когда после написанного мной протеста против наших танков в Чехословакии, это было в 1968-м, меня стали называть антипатриотом? Хотя ранее я эти танки в броню целовал, когда они освобождали Европу. Я тогда был близок к самоубийству, если бы не написал того протеста и стихов на эту тему. Потому что знал, что дальше не смогу быть больше поэтом.

— Если верить Горькому, человека создает сопротивление окружающему миру, а чему вы сегодня сопротивляетесь?

— В жизни много вещей, к которым я испытываю сопротивление, но больше всего, наверное, к плохому вкусу. Вот, например, в моей профессии. Когда-то в прошлом я не был доволен советскими песнями. Это сейчас их уже начали идеализировать, а раньше некоторые из них мы называли пошлостью. Сейчас эти песни, те же "Ландыши, ландыши", выглядят невинными цветочками, по сравнению с тем, что поют сейчас. Кстати, у вас в Киеве много лет назад я впервые для себя открыл успех Киркорова, когда он со сцены пел "Ты — моя банька, я — твой тазик". Я видел обезумевшие глаза людей, готовых лобызать его вдоль и поперек. Мне этого не понять, плакать хочется. И ведь люди на таких концертах просто аплодируют ритму, слова для них не имеют значения, они их даже иногда и не слышат. И это в странах Пушкина и Шевченко!

— Вы можете назвать свой главный внутренний двигатель, благодаря которому вы стали личностью?

— Чувство обокраденности. Я с детства читал очень много книг, в том числе иностранную литературу. И когда впервые приехал в Америку в 1960-м, многие американцы с удивлением меня спрашивали, откуда я знаю их родную литературу лучше них самих. И вот обидно, что эта и другие страны у нас были просто украдены. Помню, когда я встретился с Шагалом, он мне сказал: "Изучать жизнь только по репродукциям нельзя! Нужно хоть иногда видеть оригиналы".

— Недавно в России вышел фильм, который называется строкой из вашего знаменитого стихотворения — "Со мною вот что происходит". Вы его видели?

— Правда, вышел такой фильм? А я не слышал. Он художественный или документальный?

— Художественный, а ваше стихотворение стало лейтмотивом всего фильма. Гоша Куценко снял.

— Надо будет обязательно посмотреть, спасибо, что сказали. Кстати, а вам понравился?

— Вполне.

— Ну, тогда это самое главное (смеется).

— А о проекте "Гражданин поэт" что-то слышали? Как вообще относитесь к пародиям на себя?

— Да, я видел. Михаил Ефремов сделал очень хорошую пародию на меня. Я вообще очень люблю пародии и не понимаю, почему некоторые поэты обижаются на это. Считаю, что если в каком-то авторе нет чувства юмора по отношению к себе, то он весьма недалекий человек и не может быть истинным художником. 

— Евгений Александрович, знаю, что вы 27 лет не курите и практически не употребляете алкоголь, но какие-то слабости у вас все же есть?

— Во-первых, про алкоголь — неправда, я очень люблю хорошее вино. Я даже сам его делал, когда у меня был дом в Сухуми, пока его не сожгли во время чудовищной и бессмысленной абхазско-грузинской войны. Кстати, эти народы тоже долгое время травили, и видите, к чему это все привело. Я для себя навсегда запомнил одну вещь, что слова легко могут превращаться в бомбы и динамит, а это страшно. Во-вторых, кто вам сказал, что вино — слабость? А кто превращал воду в вино?

— Иисус Христос...

— Правильно, поэтому хорошее вино — это прелестный напиток. Тем более его врачи рекомендуют для сердца.

— Недавно в интервью вы сказали, что вам нужно еще как минимум 20 лет, чтобы сделать все, что задумали. А что вы замыслили?

— Не знаю, что отвечу через 20 лет, если действительно получу этот срок (смеется). Я с Господом Богом, боюсь, торговаться не буду. Хотя планы у меня действительно есть. Во-первых, я хочу поставить художественный фильм "Голубь Сантъяго". Феллини очень понравилась моя поэма про самоубийство. Вообще эта тема сейчас очень актуальна, особенно среди подростков. Будучи изданной на 12 языках, эта поэма спасла более тысячи людей. Это то, что я знаю от людей, которые мне написали. А их может быть и больше. Я мечтаю поставить этот фильм. Также я сейчас заканчиваю роман о моем бегстве на фронт, когда мне было девять лет. Называться он будет "Город желтого дьявола". Там будет история, как я бежал на фронт с одной девочкой, почти взрослой женщиной — ей было целых 11 лет. А также — как мы попали в плен к немцам и как один немец нас отпустил. А во второй части этого же романа будет очень смешная часть, как советские писатели во время Холодной войны выехали впервые за границу. А еще в этом году я заканчиваю свой главный труд 23-х лет — пятитомник "Антологии русской поэзии". В мае должны выйти первые тома. И если здоровье позволит, то подготовим спектакль с несколькими актерами по поводу выхода этой самой "Антологии".

— Каких актеров планируете пригласить?

— Инну Чурикову, Владимира Ильина, Олега Меньшикова, Сергея Безрукова. Также я думаю, что мы пригласим Анну Нетребко, Дмитрия Хворостовского, чтобы они спели что-то на слова классиков. А еще у меня будет личный творческий вечер в московском "Олимпийском" 18 июля этого года, после которого я хочу с молодыми актерами отправиться в большой тур от Калининграда до Чукотки с премьерой "Антологии".

— А в Украину приедете?

— Ну, если пригласите, тогда приеду (смеется).

— Уже приглашаем и очень ждем вас, Евгений Александрович! 

Подпишись на наш telegram

Только самое важное и интересное

Подписаться
Читайте Segodnya.ua в Google News

Новости партнеров

Популярные статьи

Новости партнеров

Нажимая на кнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с правилами использования файлов cookie.

Принять