Главная Сегодня

Украинские военнослужащие, прошедшие АТО, нуждаются в реабилитации

У пострадавших в зоне АТО Павла Герасименко и Юрия Загаецкого сильно повреждены ноги, впереди — длительная дорогостоящая реабилитация

Почти четыре месяца в Донбассе продолжается АТО. Безусловно, за четыре месяца боевых действий украинские солдаты многому научились, освободили от террористов 65 населенных пункта в Донецкой и Луганской обл, и, по словам министра обороны Валерия Гелетея, продолжают сужать кольцо, оттесняя боевиков к границе с РФ. Силовики надеются довести начатое до конца за месяц-полтора.

Но победы военных омрачаются количеством погибших и раненных с нашей стороны, которое продолжает неуклонно расти: с начала АТО, по данным СНБО, погибли 363 украинских военнослужащих, еще почти 1300 получили ранения разной степени тяжести. Первую экстренную медпомощь они получают в Харьковском и Днепропетровском военных госпиталях, а дальнейшее лечение проходят в столичном госпитале.

По словам врачей и родственников раненых, государство обеспечивает госпиталь необходимыми медикаментами и оборудованием на 200%. Но не все в силах медиков и власти: многие тяжело раненные нуждаются в дальнейших дорогостоящих реабилитации и протезировании. "Горит наш с вами общий украинский дом. Наши военные пытаются потушить этот пожар. Украинцы должны понимать, что должны взять ведро с водой и помочь тушить этот пожар", — говорил Валерий Гелетей. "Солдаты жертвовали собой ради всех нас. Теперь наша очередь помогать им", — говорят волонтеры, собирающие деньги и помощь для пострадавших военных. Газета "Сегодня" не остается в стороне — мы запускаем социальный проект помощи пострадавшим в АТО военным. Еженедельно мы будем публиковать истории солдат, нуждающихся в денежной помощи, и рассказывать, как можно им помочь.

ПАВЕЛ: не спас только себя

Во Львовском госпитале пытаются сохранить ногу 23-летнему студенту Таращанского агротехнического колледжа Павлу Герасименко из Белой Церкви. Он отправился на передовую добровольцем, а 11 июля, во время обстрела их подразделения под Металлистом из установки "Град", получил тяжелые ранения.

"Павел с 30 ноября был на Майдане вместе с младшим братом. Принимал участие во всех стычках и всегда руководствовался моим правилом: "Если борешься — то так, чтобы победить". Первое боевое ранение получил на Майдане: из травматического оружия ему подбили глаз. Тут же обработали рану, и он опять пошел на баррикады, — рассказал нам отец солдата Владимир Герасименко. — Когда Паша вернулся с Майдана домой, то вступил в УНА-УНСО, а потом поехал на Восток добровольцем. Друзья сбросились ему на снаряжение — он сам купил форму и бронежилет, который спас ему жизнь. Торопился, не хотел ждать, пока волонтеры купят амуницию".

Павел записался в батальон "Айдар". Более месяца он находился в зоне АТО: охранял блокпосты, укрепления, сопровождал караваны. В ночь на 11 июля он был с подразделением под населенным пунктом Металлист, что в 6 км от Луганска, где более суток шел ожесточенный бой. Позицию отделения, в котором Павел был помощником командира, обстреляли из установки "Град". Молодой боец быстро сориентировался и скомандовал ребятам бежать в укрытие, а сам, как настоящий командир, рассчитывал вскочить последним. Все его ребята успели укрыться. Но когда Павел уже стоял на пороге, рядом разорвался снаряд — внутрь укрытия потерявшего сознание Павла затаскивали уже его боевые товарищи.
По словам отца, одежда на его сыне была вся прошита осколками — как решето. Благодаря бронежилету все внутренние органы оказались целы. А жив Павел оказался благодаря тому, что на голове не было каски: "Много было случаев, что во взрывной волной срывало каску с головы. И если она закреплена ремешком — он перерезал горло", — поясняет отец Павла.

Несколько осколков попали Павлу в голову: отошла сетчатка одного глаза, был перелом основания черепа, порвало ухо. Врачам сначала харьковского госпиталя, а затем львовского, — удалось решить эти проблемы, и даже зрение к герою постепенно возвращается.

Самой большой проблемой стало ранение в голень левой ноги. Осколки буквально оголили кость на ноге, и сейчас парень ждет нескольких операций, живя с аппаратом Илизарова (установка, фиксирующая кости во время срастания. — Авт.). "Наши врачи делают просто невозможные вещи. В Харькове из этой раны врачи несколько часов удаляли осколки, камни и лоскуты одежды. По всем нормам ногу должны были ампутировать, но начальник отделения посчитал, что есть возможность ее сохранить. Но нужна не одна операция, а потом долгая реабилитация, — продолжает Владимир. — Сначала мы рассматривали вариант отправки Паши в Израиль, но в Украине нашлись две частные клиники, которые обладают подобными методиками и готовы поставить сына на ноги, что намного дешевле. Уже подключились многие волонтеры и его побратимы с Майдана, которым мы очень благодарны".

ЮРИЙ: 13 часов истекал кровью

Помощь нужна и пострадавшему в АТО 20-летнему Юрию Загаецкому родом с Винничины. Неделю назад он вместе с товарищами по батальону "Луганск-1", возвращаясь с ночного дежурства, попал под шквальный огонь террористов под Торезом. Множественные пулевые и осколочные ранения повредили ногу солдата, и, если бы Юрия вовремя доставили в санчасть, проблем с ногой удалось бы избежать. Но террористы долго не подпускали медиков к раненым. В результате Юрий около 13 часов истекал кровью, пока врачи отвезли его в харьковский госпиталь. Там ему сделали первую операцию — в ногу вставили пластину и самолетом отправили во львовский госпиталь. Позавчера он перенес еще одну операцию.

Родня Юрия бросила на спасение парня все силы. "Харьковские врачи сказали, что из-за полученных травм у Юры отказали почки, и говорили о пересадке искусственного органа. Но по приезде во Львов почки заработали! Врачи так и сказали: "Это чудо. У Юры организм молодой, и есть шанс спасти почки", — рассказала нам сестра бойца, Юлия.

Пока денег на медикаменты семья не тратит — всем необходимым Юру обеспечили в госпитале. Проблема в финансировании дальнейших операций и длительной дорогостоящей реабилитации. "Вопрос об ампутации ноги не стоит. Но врачи говорят, что нерв в ноге полностью уничтожен и шансов, что Юра однажды станет на эту ногу, почти нет. Сейчас врачи отделения сосудистой хирургии пытаются восстановить кровообращение: позавчера во время операции в ногу поставили трубки вместо вен. Мы не знаем, когда ему станет лучше — лечение ноги займет полгода, а потом — реабилитация. Мы благодарны всем, кто помогает Юрию. Будем молиться, чтобы он стал на ногу", — сказала нам Юлия. Пока медики не говорят, будет ли дальнейшие операции парня оплачивать государство. Сейчас средства нужны на реабилитацию — госпрограмм по восстановлению больных после таких травм нет.

.jpg_23
.jpg_23

Юрий. С первых дней был на передовой — на Майдане и в зоне АТО.

ГЛАВНЫЙ ВОЕНМЕДИК: "РЕБЯТА НИ В ЧЕМ НЕ НУЖДАЮТСЯ"

Директор Военно-медицин­­ского департамента Минобороны Украины полковник медслужбы Виталий Андронатий заявил "Сегодня", что поступившие из зоны АТО в госпитали раненые практически ни в чем не нуждаются: "В плане обеспечения лекарственными средствами, кровью проблем нет — все было и остается на надлежащем уровне". Отвечая на вопрос, зачем в соцсетях собирают деньги на то же протезирование, если соответствующая программа протезирования в Украине бесплатна, Виталий Борисович отметил: "Мне самому непонятно, зачем. Проблема полностью решается за счет государства. Приняты изменения в закон о реабилитации инвалидов, где прописано, что все военнослужащие и многие участники АТО, получившие ранения, имеют право на такую бесплатную льготу, даже не являясь инвалидами. И у нас этот процесс уже пошел. Первые пациенты получили современные протезы, изготовленные во Львове. Будут задействованы предприятия в других городах. Есть четкий график, алгоритм по каждому ампутанту — когда у него формируется культя, когда необходимо протезировать, где, и так далее. Так что проблем нет и, надеюсь, не будет".

А многие волонтеры и добросердечные люди по незнанию приносят пациентам госпиталей варенья и соленья — то, что им чаще всего просто противопоказано, поговорит Андронатий и добавляет: "Волонтерам всегда говорю спасибо. Но у больных чисто лечебный паек и лечебная норма, которые они четко получают. А если их начнут кормить шашлыками, соленьями и прочим, будет только вред. Не хотелось бы, чтобы в обществе создавалось искаженное мнение — мол, основная нагрузка ложится на плечи волонтеров, а государство остается в стороне. Это вовсе не так. И еще. На днях один из экс-министров обороны назвал общую цифру убитых в ходе АТО украинских военнослужащих — 391. Но преподнес ее так, словно эти потери произошли на этапе медэвакуации, якобы из-за неоказания медпомощи. Но ведь в числе 391 жертв — и те 49, кто находился на борту Ил-76, и те, кто были на других бортах, сбитых боевиками".

.png_19
.png_19

Подпишись на наш telegram

Только самое важное и интересное

Подписаться
Читайте Segodnya.ua в Google News
Источник: Сегодня

Новости партнеров

Популярные статьи

Новости партнеров

Нажимая на кнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с правилами использования файлов cookie.

Принять