Главная Сегодня

Книги под замком: какие книги были и остаются запрещенными в Украине

Во времена СССР в Украине запретили тысячи книг нескольких сотен авторов. Сегодня в нашей стране среди опальных — 9 изданий, но их вовсе не сложно достать

23 апреля — Всемирный день книг и авторского права. Множество изданий долгое время были скрыты от глаз читателей по соображениям цензуры. Ограничивать доступ к книгам начали еще во времена Киевской Руси — богословы Болгарии и Византии составляли "Списки истинных и ложных книг". Пышно расцвела цензура в Советском Союзе, когда для хранения запрещенной литературы создавались специальные фонды. Хоть и в меньших масштабах существует она и сегодня — в Украине и каждой стране мира.

КОНЦЛАГЕРЬ ДЛЯ ПЕЧАТНОЙ ПРОДУКЦИИ

"С момента утверждения советской власти в Украине вводили запреты, проводили ревизии библиотек и архивов. Были даже попытки создать цензурное ведомство, — рассказывает доктор исторических наук Оксана Федотова. — У меня дома над рабочим столом прикреплена цитата: "Право свободно мыслить допустимо в известных рамках" — фраза из проекта Народного комиссариата цензуры УССР. Циркуляр остался только на бумаге — не нашел поддержки в руководящих органах. Но попытки установить надзор над культурной сферой продолжались".

В 1922 году был создан Главлит — своеобразное "Министерство правды" по Оруэллу. Этот орган обеспечивал тотальный контроль над всей печатной продукцией, кино, репертуаром театров и т. д. Постепенно формировались институты цензуры. В условиях украинизации надзор поначалу был либеральным, но к концу 20-х все изменилось: начались массовые кампании по очистке библиотек и магазинов от неугодных произведений. В итоге за 5 лет (с 1926 по 1931 год) книжные запасы Украины сократились на 60%.

ХРАНИЛИЩА И СПИСКИ. "Большевики выработали формы цензуры, которые не имели аналогов в истории, — говорит Оксана Федотова. — Например, спецфонды (спецхраны). Это концлагерь печатной продукции: туда передавались 1—2 экземпляра книги, а весь остальной тираж уничтожался под лозунгом обеспечения страны макулатурой.

Мотивы запретов были в основном идеологические и не всегда очевидные — к примеру, трудно понять, почему в спецфонде 50 лет находился справочник по животноводству. С первых лет советской власти проскрипционные (вне закона — Авт.) списки составлялись в большом количестве. Сначала это были отдельные локальные перечни, а с 1922-го года процесс стал централизованным. Позже появились и сводные библиографические указатели "для служебного пользования". Над выявлением "вредной" литературы работала целая армия цензоров".

Главлит СССР в разные времена разослал по библиотекам 44 проскрипционных списка по изъятию более 30 тыс. книг. Вся арестованная литература хранилась в 210 спецфондах страны. В начале 30-х в Украине появился первый республиканский "Сводный список не рекомендованной литературы на 1.1.31 г.". А в 1934 уже вышли "Сводные списки литературы, подлежащей изъятию из продажи, библиотек и учебных заведений". Потом такие перечни составлялись регулярно. "Только в 50-х в Украине действовало 23 списка, — рассказывает Федотова. — Парадокс: общее количество изданий, перечисленных во всех республиканских проскрипционных материалах, приблизительно равно половине всей печатной продукции, изданной в УССР за советский период". Готовились также сверхсекретные перечни личностей, чьи произведения подлежали изъятию. Так, украинский список 1954 года насчитывал 266 фамилий.

ДО ПЕЧАТИ. Заведомо "вредные" произведения в печать не попадали — функции цензоров выполняли редакторы. "Из Шевченко при Союзе создали идола, — говорит Оксана Федотова. — Приказов на изъятие его книг я не видела. Хотя, например, произведения Ивана Франко и Леси Украинки в спецфондах хранились в избытке. Но в случае с Шевченко тексты существенно редактировались и публиковались с купюрами. Были издания "Кобзаря", из которых редакторы выбрасывали до 18 стихотворений. Многие произведения (например, "Розрита могила") не выходили в сборниках вплоть до распада СССР, другие стихотворения печатались без определенных фрагментов, отретушированные".

ОТТЕПЕЛЬ. После смерти Сталина многие произведения были реабилитированы, как и их авторы. Так, из союзных "антисписков" авторов, в которых насчитывалось 3310 человек, к 1 января 1960 года исключили 2635 имен. "Конечно, можно говорить о послаблении режима, — считает историк. — Но параллельно вводились новые запреты. Так, в 1954 году в Книжной палате Украины был подготовлен большой сводный указатель устаревших произведений, которые подлежали изъятию из продажи и библиотек". К 70-м закручивание гаек возобновилось, а окончательно органы цензуры были ликвидированы только в 1990 году.

kuzn7546_1__
kuzn7546_1__

"Интернационализм или русификация". За рубежом выходила в разных издательствах и на разных языках.

kuzn7560_1__
kuzn7560_1__

Контрабанда. В таких сувенирных куколках перевозили пленки с переснятыми текстами.

kuzn7623_1__
kuzn7623_1__

Мини-копия. Такие маленькие книжечки составлялись из фотоснимков.

ВЗАПЕРТИ: УЗНИКИ СПЕЦСХРОНОВ

"В Книжной палате Украины сохранился спецфонд, в котором собраны произведения, изданные в УССР с 1917 по 1976 год — около 35 тысяч книг, — рассказывает Оксана Федотова. — Это художественная, учебная литература, очень много научных трудов, в частности по истории. В основном под запрет попадали книги, изданные с 1917-го и до конца 20-х годов. В 30-х годах жертвой цензуры стала даже детская литература: сказки Гауфа, Андерсена, Джекобса, Перро изымали за "искажение действительности".

НЕДОСМОТРЕЛИ. Поскольку явно вражеские тексты попросту не выходили в свет, изымались те, за которыми не доглядели. "Поддерживалась низовая инициатива, — говорит Оксана Олеговна. — Сотрудник библиотеки мог написать письмо в соответствующие инстанции, если считал какую-то книгу вредной. Обращения таких сознательных граждан рассматривались и обычно удовлетворялись".

Запрет книги мог быть вызван сменой политического курса, когда вчерашние герои становились врагами. Часто произведения классиков изымались из продажи целыми тиражами просто потому, что автор предисловия прошел по какому-либо политическому процессу. Даже упоминание нежелательного имени зачастую ставило крест на всем издании. Хотя применялись и более гуманные методы: имена закрашивались, выцарапывались, иногда в библиотеках склеивали страницы изданий.

Большинство изданий, которые входили в проскрипционные списки, не содержали какой-то крамолы. Но основанием для запрета могла стать любая мелочь. "В скрещенных ножках негритенка, изображенного на обложке одной из книг, цензор усмотрел фашистскую свастику, — приводит пример историк. — С не меньшей изобретательностью отыскивали и эротические мотивы там, где их не было".

ЦЕНЗУРА: КАК ЭТО ДЕЛАЮТ В УКРАИНЕ И РОССИИ

В нашей стране работает Национальная экспертная комиссия Украины по вопросам защиты общественной морали. За время своего существования (с 2004 года) она успела вынести решения по 9 книгам, противоречащим нормам законодательства. Среди них — "Моя борьба" Гитлера (пропагандирует идеологию фашизма), "Удар русских богов" В. Истархова (есть высказывания, разжигающие ненависть к иудеям и христианам), "Накануне империи" В. Коровина (призывает к нарушению территориальной целостности Украины), "Камасутра орального секса" Майклз (порнография), "Жизнь. История. Данность" В. Путятина (оскорбляет еврейскую нацию), "Тайная история Украины" А. Широкорода (оскорбляет украинскую нацию), "Независимая Украина. Крах проекта" М. Калашникова и С. Бунтовского (пропаганда войны и национальной розни), брошюра "Пылающие мечты наших жизней" организации Огненные Ячейки Заговора (призывает к насилию), "Украина: два языка — один народ" А. Железного (оскорбляет нацию или личность по национальному признаку).

"Государственного запрета на книги в Украине нет, — поясняет литературовед, кандидат филологических наук Степан Захаркин. — Комиссия по морали может лишь высказать экспертное мнение о несоответствии той или иной книги правовым нормам. Если ее увидят в продаже, на продавца можно подать в суд. Тот может учесть мнение комиссии, хоть оно и не носит характера закона. Изъять книги из продажи можно только после решения суда". В итоге продавцы книг страхуются и просто не закупают книги, с которыми могут быть проблемы. Но если постараться, на раскладках можно найти почти любую книгу из "запрещенного списка". Иногда они лежат на прилавке открыто, иногда купить их можно только из-под полы. "Книгу Гитлера тут найти сложно — последний русскоязычный тираж 2007 года уже раскупили, — говорит Михаил, продавец на столичном книжном рынке. — Но если надо — достану". Цены вполне доступные: 100 грн за книгу в мягкой обложке и 230 — в твердой, достать обещали за 3 дня. С интернетом все еще проще: те же "Майн кампф", "Удар русских богов" и "Накануне империи" можно скачать в Сети бесплатно. "Камасутру..." бесплатно найти сложнее, зато ее легко можно выторговать на одном из интернет-аукционов: стартовая цена — от 40 грн.

СТРОГИЕ СОСЕДИ. В России все куда серьезнее. "В 2007 году появился так называемый "Федеральный список экстремистских материалов", который поначалу содержал всего 14 запрещенных произведений, — рассказывает Оксана Федотова. — На сегодняшний день их уже 2285. Встречаются в списке и украинские книги — архивные документы НКВД, исследования по теме Голодомора 1932 года, украинского национализма. Так, книга Р. Частого "Степан Бандера. Мифы. Легенды. Действительность", печатное издание "Голодомор 1932-1933 годов в Украине: Материалы уголовного дела №475" и многие другие произведения были запрещены решением Мещанского районного суда Москвы".

Существует также "черный список" Госнаркоконтроля. "Он не имеет силы закона, но был распространен по библиотекам РФ в 2009 году, — говорит историк. — Названные произведения не выдаются на руки читателям. В список за пропаганду наркотиков попали известные "Пляж" А. Гарленда, "Королева Юга" А. Переса-Реверте, "Страх и ненависть в Лас-Вегасе" Хантера С. Томпсона и другие. А еще — книги по разведению грибов".

ВНЕ ЗАКОНА: САМИЗДАТ В КУКЛАХ

Произведения, которые не пропускала советская цензура, появлялись за рубежом. Так, украинская диаспора в Германии и США издала знаковые произведения "Горе от ума" Вячеслава Чорновила и "Интернационализм или русификация" Ивана Дзюбы. "Авторы сочиняли тексты, прятали их, отдавали на хранение знакомым, иногда даже прикапывали на даче: хранить рукописи дома было опасно. И ждали подходящего момента, чтобы передать их за рубеж, — рассказывает директор Музея-архива и документационного центра украинского самиздата при издательстве "Смолоскип" Наталия Ксендзык. — Обычно передавали через Россию: там не было такого жесткого контроля, к тому же в Москве чаще бывали иностранцы. Конечно, у автора не было гарантий, что его произведение опубликуют. А даже если такое и случалось, узнавал он об этом не сразу".

ГЛОТАНИЕ КНИГ. Поэзии и записки умудрялись передавать даже из лагерей. "Тексты писали на сигаретной бумаге мелким почерком, — поясняет Ксендзык. — Раз в год заключенным позволяли свидание с семьей на несколько дней. Выделяли отдельную комнату, где жили муж с женой. Если о таких встречах было известно заранее, заключенный скручивал бумагу с текстами, запаивал в целлофан и глотал эту цидулку. За три дня она естественным образом выходила. Перед отъездом таким же образом сверток заглатывала жена. А что делать: иначе вывезти произведения было невозможно".

Запрещенные авторы печатались издательствах "Смолоскип" (США) и "Сучасність" (Германия, потом США). "Смолоскип" играл роль моста между диаспорой и украинцами УССР, — говорит директор издательства Ростислав Семкив. — Публиковались произведения авторов, которые не могли издать свои книги в Украине. Их было более 50. Если говорить об известных именах, то это Лина Костенко и Василь Симоненко. Был опубликован и сборник Игоря Калинца, который в это время находился в заключении. В 1984 году вышел "Скотный двор" Оруэлла на украинском языке — писатель даже написал предисловие специально для этого издания. Вышел также пятитомник Хвылевого, произведения которого были запрещены до начала 1990-х. После распада СССР "Смолоскип" из-за океана перебрался в Киев".

ПРОВОЗ В ИГРУШКАХ. "По­­скольку издатели понимали, что выход книги за границей поставит писателя под удар, в предисловиях всегда добавляли предложение такого рода: "Сборник в нашем издательстве появляется без согласия и ведома автора, за что просим у него прощения", — говорит Ксендзык. — Правда, защищало это не всегда. Случались и курьезы. Уже во времена независимости Лина Костенко упрекнула главу правления "Смолоскипа" Осипа Зинкевича в том, что он включил в сборник стих другого автора. Зинкевич извинился: было действительно трудно собирать тексты, которые попадали в издательство тернистыми путями".

Напечатанные в Европе и Америке тексты украинских авторов возвращались в УССР. "Страницы книг фотографировали, — рассказывает директор музея-архива. — Пленки перевозили в куколках, которые использовали как контейнеры. В Украине куклы разбирали, а пленки распечатывали.

Текст перепечатывали или распространяли в виде книжечек, собранных из фотографий. Зачастую это были мини-копии, которые умещались на ладони — на этих снимках не всегда можно было разобрать текст". Таким же образом в Украину попадали произведения авторов из диаспоры.

Самиздат переходил из рук в руки. Как и книги, которые печатались в СССР большими тиражами, но затем переходили в полулегальное положение. Так было, например, с "Мастером и Маргаритой" Булгакова — через знакомых можно было заполучить роман на день-два. Из украинских авторов можно вспомнить Олеся Гончара: его "Собор" был опубликован в СССР, тираж быстро разошелся, а затем роман подвергли нещадной критике.

Подпишись на наш telegram

Только самое важное и интересное

Подписаться
Читайте Segodnya.ua в Google News
Источник: Сегодня

Новости партнеров

Популярные статьи

Новости партнеров

Нажимая на кнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с правилами использования файлов cookie.

Принять