Главная Сегодня

Дончане готовятся к празднику своего города: "Без слез не выйдет"

Перед Днем шахтера мы узнали, каким дончане видят будущее, почему одни уезжают, а другие остаются

В последнее воскресенье августа дончане по традиции будут отмечать День шахтера и День города. "Без слез этот праздник не выйдет", — в один голос говорят бывшие и нынешние жители шахтерской столицы. 17 долгих месяцев войны на Донбассе изменили город и самих дончан. На "Донбасс Арене" не играют в большой футбол, новенький терминал аэропорта больше никогда не примет пассажиров, а обугленные стены многоэтажек еще долго-долго будут напоминать о войне. За эти 17 месяцев десятки тысяч дончан вынужденно покинули родной город, а те, кто остался, научились без особого труда отличать залпы от взрывов, жить без банков и почты, а дома наготове держать "тревожный чемоданчик". "Сегодня" выяснила, как сложились судьбы тех, кто остался в городе и кто его покинул.

БЫТ: САЖАЮТ ЦВЕТЫ И ЛАТАЮТ ДОРОГИ

Несмотря на военные действия и блокаду Донецк выглядит чище многих мирных городов. В этом заслуга коммунальных служб, которые ни на день не прекращали свою работу. "Мы вывозили мусор под обстрелами, на блокпостах наши машины задерживали и не давали проехать на полигон. Приходилось договариваться всеми способами, объяснять, что если сутки не вывозить содержимое контейнеров — город погрязнет в антисанитарии, — рассказал "Сегодня" работник одного из коммунальных предприятий Донецка Игорь Селюк. — Ребята работают в обстреливаемых районах, возвращают людям в дома свет, газ, воду, рискуя жизнью. Моя сестра работает в зеленстрое, она сказала, что это дело принципа — высадить на донецких клумбах как можно больше цветов". Труд коммунальщиков в Донецке сейчас приравнивается к подвигу. "Когда недавно рано утром я увидела дворника, шуршащего метлой, то чуть не бросилась к нему на шею. Знаю, что им трудно сейчас, что им приходится работать на разрушениях после обстрелов, убирать осколки снарядов, и знаю, что платят им мало и не вовремя", — поделилась дончанка Юлия Крикуненко. Работник дорожного ремонтно-строительного управления Андрей Юречко отметил, что несмотря на трудное время, в Донецке латают дороги и даже кладут новый асфальт. "Есть работа, и мы должны ее выполнить. Война войной, а по дорогам люди ходят, — сказал Юречко. — Город надо восстанавливать несмотря ни на что".

2_89

Мирное время. Чистота и цветы остались, а вот спокойствия и хорошего настроения больше нет.

"БЛОКАДА — ПОСЛЕДНЕЕ ДЕЛО. ХОТЯ БЫ СТАРИКОВ И ДЕТЕЙ НАДО ЧЕМ-ТО КОРМИТЬ"

Супермаркеты Донецка в нынешних условиях уступают рынкам по разнообразию и качеству продуктов. Здесь еще можно найти товары украинского производства, которые гораздо лучше российских, и даже слегка поторговаться. "Цены у нас, конечно, в 2—2,5 раза выше, чем на свободных территориях. Стараюсь помочь, старикам уступаю, если покупатель расплачивается гривнями — делаю скидку, — поделилась торговец рынка в Кировском районе Анна Усатова. — У меня бакалея, завозим по чуть-чуть, не грузовиками. Чем-то же надо людей кормить". Продавцы расстроенно констатируют: в Донецке уже серьезный дефицит мяса, на подходе — дефицит молочной продукции. "Блокада, конечно, последнее дело, но мы будем возить молочку, пока есть возможность. Старики, дети — их одними консервами не прокормишь. А немного товара отдаем волонтерам, которые возят продукты семьям с детьми", — говорит продавец Алексей Маныч.

"СЛУЧИСЬ СЕЙЧАС ЧТО — НАС ИСКАТЬ НЕ БУДУТ"

Жизнь донецких шахтеров превратилась в борьбу за выживание. Как рассказал "Сегодня" 35-летний горняк Артем Кузьменко, говорить о "боевом шахтерском духе" не приходится. "Работаем за себя и за "того парня" — у нас в бригаде многие ушли воевать, а мы должны давать за них норму, чтобы им начислялась зарплата. Если не нравится — до свиданья, — сокрушенно поведал Кузьменко. — Деньги с трудом, но платят, иногда частями".

Крупнейшие угледобывающие предприятия Донецка работают на грани остановки. Шахта "Октябрьский рудник" вообще прекратила свое существование, находясь больше года под постоянными обстрелами. Ее постепенно распиливают на металл, бывшие сотрудники ищут новые места работы. "Шахту имени Ленина в Горловке уже начали резать на металл — самую перспективную из четырех оставшихся. На ней был новый горизонт с запасами угля высочайшего качества на 10—12 лет. Порезаны подъемные канаты, отключены насосы и порублены кабели на цветмет, взломаны и вывезены все склады. Начали резать металлоконструкции на поверхности. Шахта затоплена, рабочие горизонты в воде. Очень скоро вода дойдет до нуля", — рассказал дончанин.

Шахтеры говорят, что их оставшимся без работы коллегам предлагается поработать на благоустройстве города с зарплатой в 1260 гривен. "Как им прокормить семью на эти деньги, если килограмм мяса на рынке стоит 180 гривен, палка колбасы — около 100, пакет молока — больше 20 гривен! О том, чтобы побаловать себя персиками или дыней уже и речь не идет, — говорит донецкий шахтер. — Все забыли о регрессах. Семьи погибших весной шахтеров не дождались выплат ни от кого — "республикам" они не нужны, а комиссию из Украины не пустили на шахту и она не смогла составить акт о происшествии, который является основанием для назначения выплат семьям погибших. Вы понимаете, насколько сейчас унижены и морально сломлены донецкие шахтеры? Что они спускаются в шахты, которые за полтора года не видели обновления, ремонта, модернизации?.. В случае аварии никто искать и вытаскивать из-под завала не будет — это мы уже поняли по мартовской трагедии".

Свой профессиональный праздник Артем едва ли отметит так же, как в прошлые годы. Его супруга Илона говорит, что вряд ли получится накрыть богатый праздничный стол, пригласить много друзей. "Скорее всего, ограничимся посиделками в кругу семьи — отец Артема и мой папа тоже горняки, уже на пенсии. Это их праздник. Сделаю их любимое блюдо — мясо в горшочках, есть у нас свое вино, домашнее — в общем, отметим согласно времени и месту. Увы, многие наши друзья уехали, а кто-то перестал общаться, потому что мы "не за тех". Так что мы отметим, потом пойдем погуляем, если погода будет хорошая и не начнутся обстрелы. Раньше в День шахтера у нас в доме по двадцать человек гуляли. А сейчас особого настроения нет", — рассказала Илона Кузьменко.

Своего будущего в так называемой "ДНР" донецкий шахтер не видит. "Пока добываем уголь — и хорошо добываем, склады ломятся — буду работать. Прижмет — будем что-то думать. Наверное, придется менять работу или уезжать. Хотя стариков как тут бросишь? Есть вариант заниматься ремонтами квартир, но я пока не готов уходить с шахты. Все-таки десять лет здесь", — поделился Артем Кузьменко.

"ПО ШАХТЕ НЕ СКУЧАЮ, А ПО ДОНЕЦКУ — ОЧЕНЬ"

"Из Донецка с семьей уехал еще прошлым летом — когда го­­род сильно бомби­ли. Тогда думали, что убегаем на пару недель, а оказалось — на долгие месяцы", — делится своей историей шахтер, покинувший родной город, Алексей Евсеев.

Однокомнатная квартира в Мариуполе, где горняк сегодня ютится вместе со своей супругой и пятилетним Антошкой, обходится семье Евсеевых в 1200 грн. "А ведь мы до войны жили в собственной трешке! Только-только ремонт закончили, казалось, жизнь удалась, и все только начинается, — вздыхает горняк. — Знаете, как все тяжело было бросить. Но сейчас в Донецке жизни нет. Там ведь люди не живут, а выживают. Я это не понаслышке знаю, у меня ведь там родители остались — не захотели выезжать. Сердце за них каждый день щемит. Возможно, я бы тоже не уехал, но очень за сына боюсь".

Горнорабочему с 11-летним стажем пришлось сменить не только место жительства, но и профессию. Труд шахтера в городе металлургов оказался невостребованным. Уже почти год Алексей работает таксистом на своей поддержанной иномарке. "Нет, по шахте, конечно, не скучаю. Если вам кто-то говорит, что скучает по шахте — он просто лукавит. По чему скучать? По лаве, где всю смену ползаешь на четвереньках, а иногда и по-пластунски? А вот по родному городу скучаю. Даже не думал, насколько сильно его люблю. Я каждый день живу с ощущением, что у меня словно что-то украли очень дорогое", — признается Алексей.

Сейчас горняк больше всего опасается, что ему снова придется бежать от войны уже из Мариуполя. "Тут ведь тоже неспокойно. Все очень опасаются наступления боевиков. Даже те, кто еще год назад поддерживал сепаратистов, сейчас "ДНР" боятся как огня. В Мариуполь ведь из Донецка и за продуктами приезжают, и пенсию пере­оформить, и денег снять. Нередко подвожу земляков — такие ужасы рассказывают! Например, недавно одна женщина поделилась, как ее сына схватили на улице и забрали в "полицию". Обвинили, что он шпион — три дня избивали, пока мать его буквально не выплакала у какого-то начальника", — делится горняк.

На День шахтера Алексей пообещал своей супруге и сыну выбраться всей семьей на море. "Если бы в профессиональный праздник можно было загадывать желания — обязательно бы загадал, чтобы в Донецке снова были украинские флаги. И не нужно говорить, что с Донбассом же потом придется искать пути примирения. Люди ведь не ссорились! Это нас всех рассорили, настроили друг против друга. В моем родном Донецке уже мало кто помнит, из-за чего все началось. Все только и говорят, что больше всего хотят просто мира!"

.png_151

Война пришла. Теперь в городе разъезжают боевики, стреляют и ни за что забирают в "полицию".

ДРУЗЬЯ: ЗВОНЯТ И ПРОСЯТ ПРОЩЕНИЯ

У жителей Донецка, которые знают, как выглядит война, не понаслышке и не из фильмов, мечта одна — скорейший мир. "Главное, чтобы перестали стрелять, чтобы ночью не слышать, как где-то неподалеку стреляет артиллерия, а утром не искать в интернете, куда прилетело и есть ли погибшие. Понимаю, что жизнь уже не будет такой, как раньше — но мир вернет всем спокойствие", — говорит дончанка Инна Кошелева. Она знает, что значит провести несколько дней в подвале дома, потому что на улице летают и взрываются снаряды. "У меня двое маленьких детей и были сотни отговорок для них, что же это так шумит на улице и почему вместо прогулки мы сидим в темном сыром подвале", — вспоминает молодая женщина.

О мире мечтает и стар и млад в шахтерской столице. "Все наладится рано или поздно, мы все обязательно придем к компромиссу друг с другом и избавимся от негатива. Нам надо было пройти это испытание, чтобы понять ценность жизни, семьи, дома, — убежден пенсионер Илья Коваленко. Сейчас он живет благодаря гуманитарной помощи, и верит, что дождется до того дня, когда в Донецке воцарится спокойствие. — Много сделано нехорошего за это время, люди погибли, дома разрушены, но надо искать выход всем вместе". Дончанин говорит, что сейчас понемногу восстанавливаются отношения с друзьями, которые, поддавшись чужому влиянию, вдруг назвали его врагом. "Звонят, говорят, что были на эмоциях, на взводе, что наговорили много лишнего и искренне просят прощения. И я у них прошу прощения, что не понял, не разобрался. Собираем по кусочкам разорванную дружбу, будем умнее тех, кто пытался нас поссорить".

Донецкие дети ждут возвращения своих уехавших друзей и мечтают, чтобы в Донецке стало больше людей. "Я хочу, чтобы опять на нашей площадке было много детей и было с кем поиграть, а то сейчас очень скучно, — поделилась семилетняя дончанка Вероника. — И чтобы улицы были не пустые, магазины чтобы работали с игрушками и аттракционы снова открылись. И очень хочется покататься на коньках! А каток давно закрыт, еще с прошлого года".

СНЫ О РОДНОМ ГОРОДЕ: "МЫ ВЕРНЕМСЯ!"

"Мы вернемся в Донецк!" — говорят уехавшие дончане и не расстаются со связкой ключей от родного дома, живя в Харькове, Киеве или Львове. "Домой тянет со страшной силой, в последнее время засыпаю в слезах, и мне снится Донецк, — поделилась с "Сегодня" живущая в Ивано-Франковске дончанка Алла Мизурина. — Второй год пошел, как мы здесь, и вроде бы все неплохо, но очень хочется в Донецк — лечь на свою кровать, сесть за свой стол. Увы, сейчас нам там делать нечего. Мы с мужем юристы, работаем по украинскому законодательству, а Донецк пытаются вывернуть наизнанку. Но мы уверены — город будет освобожден, мы вернемся и наладим нормальную жизнь!"

Другие переселенцы — Екатерина и Григорий Кучко, живущие в Мариуполе, также не теряют надежды вернуться домой. "Не могу сказать, что у нас все отлично и спокойно. Есть масса нюансов и неудобств. Возможно, осенью мы вернемся в Донецк и будем работать из дома, — говорит Григорий. — Мы с женой веб-дизайнеры и можем работать из любой точки земного шара. Но хочется именно из Донецка, потому что мы любим свой город. Почему уехали? Жизни и здоровье свои спасали".

Дончанин Константин Ульмес, выехавший недавно из Донецка в Запорожье, уверен: покидать воюющий Донецк или оставаться в нем — это личное дело и выбор человека. "Вовсе не означает, что те, кто уехал — предатели. Мы помогаем армии, помогаем переселенцам и ждем возвращения домой. В украинский Донецк!" — подчеркнул Ульмес.

ОСТАВШИЕСЯ В ДОНЕЦКЕ: ДЕРЖАТ ДОМ, РОДНЯ И "СТРАШНЫЕ ИСТОРИИ"

На вопрос "Почему вы не уехали в начале войны?", оставшиеся в Донецке жители отвечают одинаково: "Потому что здесь — мой дом и моя семья". "Мы взвесили все "за" и "против", когда решали — уезжать или нет, — рассказала дончанка Марина Миркина. — Дом у нас в спокойной части города, здесь нет обстрелов, поэтому мы остались. Престарелые родители отказались уезжать из-за здоровья. Бросить их я не смогла". Другие говорят, что не уехали из-за рассказов о том, как, мол, в людях с донецкой пропиской видят "сепаратистов". "Наслушались, как на работу не берут и как квартиры не сдают. Конечно, есть исключения, и у людей все получается. Но я не хочу никому ничего доказывать, — поделился дончанин Леонид Панченко. — Бежать из одного ада в другой мне кажется бессмысленным. Я в Донецке работаю удаленно на украинское предприятие и плачу налоги. А что касается риска — на все воля Божья".

Подпишись на наш telegram

Только самое важное и интересное

Подписаться
Читайте Segodnya.ua в Google News
Источник: Сегодня

Новости партнеров

Популярные статьи

Новости партнеров

Нажимая на кнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с правилами использования файлов cookie.

Принять