Главная Сегодня

ЧП и курьезы на границе: как наша таможня спасла Якубовича от гранаты и ловила удава

Украинка съела чек на 10 тысяч евро, в Польшу везли партию "инопланетян", а роды принимали с помощью духов.

Недавно, досматривая автобус, закарпатские таможенники вместе с пограничниками обнаружили в полой стене за спиной водителя 9-летнего мальчишку. Оказалось, мать не дала отцу разрешение на вывоз ребенка в Италию, где тот работал. Пока муж-заробитчанин добывал деньги на чужбине, жена спилась и даже стала проституткой, сына забросила, и отец решился на отчаянный шаг. Когда люди в погонах узнали причину нарушения, то были не рады своей находке. Вот такая работа: с одной стороны есть таможенный кодекс, с другой – кодекс души. И как хочешь.

Впрочем, будни таможенников это не только грустные истории, кроящие сердце, есть место и веселым. Например, на днях в аэропорту Симферополя на просьбу таможенников выложить на ленту рентген-аппарата багаж, пассажирка, не успели те и глазом моргнуть – взобралась на нее сама. Оказалось, что она впервые летела за границу и растерялась. Накануне Международного дня таможенника о других байках и курьезах нам рассказали сами стражи экономических кордонов Украины.

ГЛУЩЕНКО: "ПАССАЖИРКА СЪЕЛА ДАЖЕ БИРКИ"

Пожалуй, самый юморной таможенный пост – в Борисполе. Ведь только через него проходит такое огромное количество людей. А где люди – там и курьезы.


Мирослава Глущенко

"В начале Независимости некоторые стали зарабатывать на перепродаже вещей, – вспоминает Мирослава Глущенко, председатель отделения Союза ветеранов таможенной службы Украины Бориспольской таможни, в прошлом – зам начальника отдела таможенного оформления. – И стали возить из заграницы шубы. Чтобы начислить пошлину, человек должен был подробно описать их в декларации, поскольку если шуба из цельного меха – одна сумма, из кусочков другая. И вот подала женщина декларацию инспектору, а он чуть не давится от смеха. Оказывается, вместо "Из лобиков норки" она написала "Шубка из лобков норки"!"

Памятен Мирославе Степановне и такой случай: "Часто люди не знают таможенных правил, и набирают продуктов и товаров сверх допустимого. И как-то у мужчины была лишняя бутылка коньяка. Чтобы вынести ее из аэропорта, пассажир должен был предъявить сертификат на нее и заплатить пошлину, либо выбросить, либо мы вынуждены были принять ее на хранение. Так находчивый мужчина, чтобы не терять покупку, просто сел и выпил эту бутылку на глазах у изумленных таможенников".

Нельзя без улыбки слушать и следующую историю. "Когда появились нувориши, они стали ездить на шопинг в Европу. И вот как-то подходит ко мне молодая дама, в дорогих нарядах, – рассказывает Мирослава Степановна. – Спрашиваю, покупали вы ценности за границей. И она так радостно и с пафосом: "Н-да, серьги – 1500 евро, кольца с бриллиантами еще есть, браслет. Всего на 10000 евро!" Я предложила ей заполнить декларацию, для того, чтобы начислиь пошлину. Она удивилась, спросила почему, сколько, а это выходило по тогдашнему курсу около 20000 гривен. Пошла она в VIP-зал, там кожаные диваны, столики, присела заполнять декларацию. Через время подходит ко мне коллега, и говорит: "Там пассажирка не заполняет ничего, а что-то жует!". Когда мы пришли, она доедала последний чек на эти украшения. В общем съела даже бирки, и надела украшения на себя. Все. О пошлине не могло быть и речи. Теперь это выглядело так, что женщина просто всегда носит эти украшения, что она изначально летела в Европу в них. И доказать обратное – нельзя. С тем она и ушла."

ДАЕШЬ НОРМУ. "В СССР важны были показатели по контрабанде. Чем больше обнаружил – тем лучше, – вспоминает председатель Союза. – Или если предметы везлись больше нормы, мы излишки забирали на временное хранение и указывали в квитанции строгой отчетности причину. Например: "Товар – сверх потребностей". И была у нас такая инспектор – у нее лучше всех были эти показатели каждый день, которая так усердствовала, что несколько раз попадала в курьезные ситуации. Как-то прилетел чех в командировку. Она просит его показать сумку. Он открывает, а там – целая куча презервативов. В СССР это ж вообще было изделие № 2. Так просто в аптеках не достать. Она спрашивает, насколько он прилетел. Тот отвечает, что на 16 дней. Инспектор не колеблясь отсчитывает 16 штук, остальные забирает и пишет в квитанции причину конфискации: "Сверх личных потребностей". Все это мы узнали, когда она принесла "излишек" сдавать, и очень смеялись и подтрунивали над ней: "С чего ты взяла, что один в день – это и есть его норма?!"

А как-то другая инспектор обнаружила у пассажира в сумке золотые часы. Это было году в 80-м, когда в Польше было туго с золотом, и поляки возили от нас золотые изделия на продажу у себя. Он протестует: "Нет, не мое это!". Она настаивает: "Я же достала их из вашей сумки!" В общем спорят-спорят они, потом уже свидетелей эта инспектор привлекла, подносит руку с часами ближе к глазам, чтобы рассмотреть и начать описывать, и вдруг: "Ой, а где же мои часы?" Оказалось, что она так увлеклась поиском контрабанды, что не заметила, что браслет расстегнулся, и ее собственные часы соскользнули в сумку пассажира. Конечно, извинилась, и такое счастливое лицо, которым стало оно у того поляка, она в жизни видела потом не часто"

НОВИЧКИ. История таможенной службы хранит немало забавных сцен, невольно созданных самими же таможенниками. "Как-то инспектор-новичок, чтобы не отвлекать от работы от других, решил сам принять на хранение икону. На складе много их, потому, чтобы не перепутать, нужно было как можно подробнее ее описать. Правильно было бы так: "Икона. Дерево. Масло. С изображением Божьей матери с младенцем на руках. Украшена икона цветами". А он пишет: "Икона. Матерь с ребенком на дереве, обложенная цветами"!" Мы к Новому году ежегодно делали стенгазету, на которой вывешивали разные курьезные случаи. Туда вошел и этот".

ГРАНАТА ДЛЯ ЯКУБОВИЧА И $10000 В КРЕМЕ

Товар, который проходит через почтово-багажное отделение, куда разнообразнее и непредсказуемее, чем тот, что оформляется в других подразделениях таможни. Потому одними лишь знаниями, полученными в Академии таможенной службы, здесь не обойтись – нужно быть эрудитом, как говориться по жизни. Один из них – Виктор Дроздовский, который много лет возглавлял отдел таможенного оформления международных почтовых отправлений в Киевской региональной таможне. Сейчас он трудится главным инспектором на таможенном посту в аэропорту "Жуляны".


Виктор Дроздовский

"Как-то из Украины вывозилось два вагона с ульями, – рассказывает Виктор Николаевич. -Кстати, когда я пришел на досмотр, несколько работников станции были уже искусаны, а в ангаре летала такая себе "борода" из сотен пчел размером 3х5 метров. Но мне, к счастью, не досталось. И вот ее хозяин говорит мне, что вывозит насекомых временно, мол, попасутся все лето на Алтае и привезет он их обратно, а потому у него нет бартерного контракта на этот товар. Чтобы вы понимали, контракт нужно было регистрировать в Министерстве экономики, а это время, силы, и накладнее, конечно. А временный вывоз – это лишь пять долларов за таможенные процедуры и пять минут времени. И этот вид перевозок подразумевает, что вернется товар в неизменном виде. Если бы накануне на глаза мне не попался журнал по пчеловодству, я бы шлепнул печать. Но тут я вспоминаю, что медоносная пчела живет всего несколько недель, то есть оттуда пчелки приедут, мягко говоря, не в прежнем виде – не живыми. Дядька, конечно, не рассчитывал на такую осведомленность таможенника в пчеловодстве. В общем, контракт ему оформлять пришлось".

А как-то Виктору Дроздовскому довелось спасти от смерти главного эрудита на постсоветском пространстве – ведущего телеигры "Поле Чудес", Леонида Якубовича. "Посылка предназначалась Леониду Аркадьевичу, – вспоминает таможенник. – Когда мы просмотрели ее на рентген-аппаратуре, то ахнули – в ней была граната Ф1, а проводочек уходил к крышке. Пока не приехали МЧСовцы и взрывотехники из МВД, я что называется, гипнотизировал ее, чтобы чего не стряслось. Все обошлось, специалисты ее нейтрализовали, взорвав. А я потом все хотел написать Якубовичу письмо, спросить, испытывает ли он благодарность к украинским таможенникам, да так и не дошли руки".

ИНТУИЦИЯ. Не все, что приходит в почтово-багажное отделение, подлежит (по инструкции) ручному досмотру. И вообще в отличие от людей, посылки, бандерольки, письма не нервничают, не теребят носовой платок, не стремятся попасть первыми или последними на контроль и все на одно лицо, а значит, так просто заподозрить в них нарушителя нельзя. На это и рассчитывают некоторые отправители. Потому таможенники из этого подразделения должны быть еще и интуитами. Так, в начале 2000-х Виктор Николаевич с коллегами были первыми в Украине, кто задержали наркотик ЛСД в виде ничем не приметной клеящийся почтовой марки. Позже выяснилось, что она предназначалась одной киевской художнице – она клеила их на себя и в таком состоянии рисовала картины.

"А есть у нас инспектор Светлана Ковальчук – вот это интуиция у человека. Как-то работу наших инспекторов приехали снимать телевизионщики, – рассказывает Виктор Николаевич. – Идут по ленте посылки, но Света берет только одну из них, открывает, достает из нее тюбики с кремом и пачки печенья и как фокусник в мгновение вынимает из них доллары. Всего 10 000. Журналисты не поверили, говорили: "Вы подготовили это. Это трюк!". Но ей-богу, она просто чувствует всегда безошибочно, есть контрабанда или нет".

ОТДЕЛ ОФОРМЛЕНИЯ КУРЕЙ И ЗАКУСИЛО ПОД КОЛБАСОЙ

А иногда необычные ситуации в работе таможенников создают их собственные фамилии. "Одно время шло много посылок из стран Евросоюза с колбасами: голландскими, немецкими и т.д., – рассказывает Виктор Дроздовский. – Шли с нарушениями санитарного контроля, и их приходилось изымать. Так вот фамилия доктора ветслужбы была Закусило. И когда получателю вместо колбасы приходил акт об ее изъятии с подписью этого доктора, то были такие, что писали нам потом гневные письма, мол, ваш Закусило такой-сякой закусил нашей колбасой! Судя по внешним данным доктора, может и закусывал, но я при этом не присутствовал. Шучу. Конфискат, конечно же, сжигался".

А Светлана Федонюк, советник таможенной службы 3-го ранга, пресс-секретарь Ягодынской таможни с 2002-го по 2011-й годы вспоминает такой случай. "В отделе оформления транспортных средств и теперь работает чрезвычайно приветливый, умный и симпатичный инспектор Виктор Курей, – говорит Светлана Дмитриевна. – Когда-то он был начинающим. И в один из дней было ну очень много звонков от граждан, которые ввозили в Украину импортные автомобили. Молодой специалист больше думал о том, как правильнее отвечать на их вопросы, торопился, а потому представлялся сокращенно: "Отдел растаможивания. Курей". Несколько раз на том конце провода напряженно молчали. На какое-то время звонки вдруг прекратились, а затем внезапно зазвонил прямой телефон от начальника таможни: "Кто у вас тут разыгрывает людей?!" Потом, конечно, разобрались, что каламбур получился случайно".

"НАШИ РЕБЯТА НЕСЛИ ОБЕЗЬЯН В ОДЕЯЛАХ"

Животные, пересекающие границу не по правилам, автоматически превращают рутину в события и даже – маленькие ЧП.

Как-то во времена СССР бориспольские таможенники чуть не заработали инфаркт. Дело было в конце 1980-х, когда люди стали массово эмигрировать в Израиль. Они старались увезти с собой все ценное. Чтобы не платить за перевес багажа, надевали на себя по три куртки, по несколько штанов и т.д. (В самолете, конечно, это все снимали. Но до него еще дожить надо). Потому "пухлые" пассажиры никого не удивляли. "Стоят такие все пушистые, обливаются потом, – рассказывает Мирослава Глущенко. – Но тут один из них как-то нервничает, во время досмотра отвлекается, в общем подозрительно себя ведет. Таможенники насторожились и повели его на личный досмотр. Слышим, пассажир жалобно бормочет: "Не надо, ну, не надо". Заходят они в комнату, и инспекторы пулей вылетают обратно. Тогда и стало понятно, почему он их отговаривал. "Пивной" животик у старого дедулечки оказался удавом, обвитым вокруг него! Выяснилось, что пассажир – профессор биологии, но надлежащих документов на вывоз рептилии у него нет. Пришлось оставлять "зверя" провожающим.

"Для антиквариата предусмотрены таможенные склады, для "конфиската" в виде животного без документов и клетки – нет, – рассказывает Елена Романенко, искусствовед-контролер Бориспольской таможни с 96-го по 2001-й годы. – И нередко было такое, что люди просто оставляли животное в аэропорту. По закону таможенники имеют полное право выставить его за дверь. Но сердце – не камень. И тогда забираешь эту собаку к себе в кабинет и вместо собственного обеда идешь и покупаешь еду ей, потому что улетевший человек даже не подумал о кормежке любимца. И только через двое суток за ним из другого города приезжает родственник улетевшего".

Мирослава Степановна помнит еще одних бесхозных путешественников: "Несколько лет назад на грузовом самолете, прибывшем в Украину, мои коллеги обнаружили целое семейство обезьян: папа, мама и четверо деток. Малыши так замерзли, что получили воспаление легких. Наши ребята бежали к самолету со своими одеялами – дело было зимой, заворачивали малюток и несли в аэропорт. Трогательно так. А потом кормили их бананами. Умные животные – умели жалеть и делиться. Дашь банан – отец возьмет, очистит, все не съест, откусит, передаст маме, та откусит и потом отдаст детям по чуть-чуть. Они ведь не знали, что им дадут еще, и может и кушать хотели, но не единоличничали и каждый последующий банан ели в том же порядке, что и первый". Позже семейство было передано в Ялтинский зоопарк.

"ПАССАЖИРОВ ИЗ ИЗРАИЛЯ МЫ НАЗЫВАЛИ КВНОВЦАМИ"


Елена Романенко

Без ложной скромности таможенники могут сказать, что им приходится быть мастерами на все руки. Например, "подрабатывать" психологом. "Помню, у одной девушки был крест бронзовый середины 19 века. А раньше было так, что даже если ты унаследовал вещь, изготовленную до 1945-го года, выехать с ней за пределы страны не имеешь права, – вспоминает Елена Романенко. – Когда я это сказала, у девушки началась форменная истерика. Оказалось, что она безумно боялась летать и считала, что без крестика обязательно разобьется. Пришлось уговаривать, успокаивать и вызвать врача. И это делала я, которая будет сутки сидеть здесь без сна работать, а она будет кататься в Австрии на лыжах. Но в чувства я ее привела".

Вообще в основной своей массе пассажиры, по наблюдениям, Елены – народ нервный. Не мудрено конечно – путешествия в принципе предполагают переживания. Но почему-то выплескивают свое недовольство люди именно на таможенников. "Сколько раз мне приходилось прятаться за широкие спины коллег-мужчин, когда какой-нибудь пассажир швырял в меня чем-нибудь, – говорит Елена. – Помню, мужчина вез из Германии четыре графических работы. В этот раз мне не досталось, но без нервов не обошлось. Пока я описала одну работу, а прошло при этом не больше четырех минут, он вдруг сделался ярко-малинового цвета, схватил вторую работу со стеклом, бросил на пол и стал топтаться по ней, орать и обозвал меня фашистом".

ОСОБЫЕ. Тем приятнее на фоне таких пассажиров, по словам Елены, были те, что летали израильскими рейсами. "О, евреи это особая каста пассажиров, которых мы называли КВНовцами, и они единственные были нашей отдушиной, потому что на все смотрели с легкостью, юмором и обязательно смешили, и им хотелось идти навстречу, – рассказывает искусствовед. – Помню, одного галлерейщика. Он вез в Украину из Нью-Йорка штук 20 работ. Показывает направление на оформление в Киевской региональной таможне. Кто-то видно посоветовал ему, что так будет быстрее. "Извините, это не ко мне", – говорю ему и объясняю куда ехать и что делать. Он начинает понимать, что перемудрил, поднимает глаза: "И шо? Весь вопрос только в бумаге?!" Я киваю. А он вдруг рвет документ на мелкие клочки и говорит: "Видите, проблемы нет, так шо оформляйте".

Или еще случай. Улетал в Тель-Авив очень пожилой часовщик. Высыпал передо мной гору деталей серебряных и положил карманные часы царские. Я ему говорю, что часы вывозить нельзя. И тут он с неподдельным удивлением: "Так вы хотите мне сказать, шо эти часы золотые?!" Я ему показываю на клеймо. А он ничуть не смутившись говорит: "Ой, так выпустите меня, я их сейчас и продам здесь". А как-то еще один эмигрант ну просто поразил нас находчивостью. Толкотня, дают мне серебряные рюмки, я переворачиваю и вижу два клейма: советское и дореволюционное. Говорю, что, увы, отдайте назад своим провожающим. И тут через время подходит ко не мне мужчина, как оказалось тот самый провожающий: "Девушка, милая, я ведь законопослушный еврей: сказали со старым нельзя, так я и поставил новое!".

КОЛЛЕКЦИОНЕР. Но, пожалуй, самым необычным "клиентом" искусствоведа, притом постоянным, был один англичанин. "Мне он попадался трижды, и это был какой-то кошмар, – говорит Елена. – С завидным упорством он возил из Крыма запрещенные к вывозу археологические находки времен Крымской войны: всевозможные монеты, пуговицы и отличительные военные знаки. Их каждый раз конфисковывали, а через время он вез новую партию. Когда я видела его в зале, у меня начиналась депрессия – ведь это придется сидеть всю ночь, поскольку описать надо каждый экземпляр его коллекции. А только одних пуговок у него всегда было штук 300. К слову, он охотно сидел со мной всю ночь, пил кофе и подсказывал. Не знаю, поговаривали, что он просто не в себе, мне он внятно так ни разу и не смог объяснить, зачем он это везет, если знает, что конфискуют. Некоторые шутили, что это он нашел такой способ заигрывать и общаться со мной. Но я думаю, что он все-таки надеялся на мой непрофессионализм и что однажды я пропущу его скарб через границу. И если бы он хотя бы раз вывез, то в принципе окупил бы с лихвой все свои предыдущие потери".

МИЩУК: "ПУПОВИНУ Я ОБРАБОТАЛА… СВОИМИ ДУХАМИ"


Елена Мищук

26 октября 1992 года главный инспектор Ягодынской таможни Елена Мищук будет помнить всю жизнь. Тогда на пост "Римачи" прибыл поезд "Ковель–Зеленая Гура". Вместе с коллегами она стала проводить досмотр. И вдруг увидела в одном из купе женщину с огромным животом и выражением неописуемой боли на лице. На то время Елена уже один раз была мамой, потому сразу поняла – у пассажирки начались схватки, и вывела ее из поезда. "Когда мы переходили через железную дорогу, женщина уже чуть ли не рожала. Я стала умолять ее подождать, хотя, конечно, понимала, что от нас с ней уже почти ничего не зависит", – вспоминает Елена Николаевна.

В 92-м таможенники размещались лишь во временном вагончике, в котором, как раритет, стоял 50-ти летний кожаный диван. Именно на эту антикварную "кушетку" и пришлось положить женщину. Все стали звать врача, началась паника. Местный доктор был кардиологом, время пошло уже на секунды, потому Елена решилась принимать роды сама, выпроводив из помещения мужчин. "Я молилась и плакала, ведь ответственность была огромная, а знаний маловато, – говорит Елена. – Вдруг прибежала еще одна беременная женщина, родная сестра этой пассажирки. Стало еще страшнее, потому что от стресса и она могла преждевременно родить. Я вспомнила, как принимали роды у меня, и стала слегка жать на живот роженице". Между тем пограничник Александр Однодворец принес пеленки своих детей, а таможенница обычными канцелярскими ножницами отрезала пуповину, предварительно обработав все… своими духами. "Сегодня я осознаю весь риск от таких акушерских "изобретений", но тогда я думала, как спасти ребенка", – говорит "гинеколог" в погонах.

Плаценту закопали в саду, под яблоней. И к слову, именно на этом месте теперь стоит админздание Ягодынской таможни. "После выписки из больницы мама Наташа с девочкой еще около месяца жили у меня, потому что погода была не "летной" для путешествий с малышкой", – рассказывает Елена.

Несколько лет подряд ягодынские таможенники передавали для маленькой Людочки, так назвали новорожденную, конфеты и фрукты. А сама Елена Николаевна вот уже почти 20 лет с большой радостью выполняет еще одну работу – духовную. Ведь она стала крестной мамой Люды! Таможенница считает этот случай подарком, поскольку в ее жизни появилась еще одна родная и любящая душа, притом таким удивительным образом.

ФЕДОНЮК: "КАК-ТО ПОЛЯКИ НАШЛИ ТЕЛА С ИНЫХ ПЛАНЕТ"


Светлана Федонюк

Светлана Федонюк, пресс-секретарь Ягодынской таможни с 2002-го по 2011-й годы шутит, что ходит в статусе "незамужняя" именно из-за случая, который произошел несколько лет назад. "Я была в отпуске и ехала старшей дружкой на свадьбу к подруге, не исключая, что найду на празднике свою судьбу. И тут телефон стал просто таки разрываться от звонков журналистов: "А правда, что на границе задержали инопланетные тела?" Я подумала, что это шутка, но через пять минут позвонил сам начальник таможни Виталий Кучман: "Только этих тел нам не хватало, разберись с ними и с прессой!" Пришлось выходить из поезда на следующей станции – потому-то у меня нет мужа, – смеется Светлана Дмитриевна. – Вообщем, телами оказались камни (их одна компания вывозила из Украины), которые хитромудрая аппаратура польских таможенников определила так: "Предметы неземного происхождения и неизвестного химического состава". А кто-то уже перекрутил и запустил утку в интернет, ну и пошло-поехало".

"Запомнилась еще такая история. Лежу я на пляже, и слышу разговор двух мужчин. Один другому стал жаловаться, что вез из Польши мясо на свадьбу дочери, а одна "кобыла в форме конфисковала его". Пришлось, мол, покупать у соседа дороже, еще и штраф заплатить. Мужички откупорили бутылочку и окликнули еще одну девушку, что загорала рядом с ними: "Барышня, присоединяйтесь!" Она подошла, они спросили, как ее зовут и девушка представилась: "Кобыла. В форме". Можете представить себе эту картину – почти "Ревизор". Это оказалась та самая инспектор, которая конфисковала мясо. Притом как получилось. Едет "Запорожец", а из-под него вытекает струйка крови! Что должна была подумать инспектор? Досмотрела, слава Богу, не труп, а лишь незаконно ввозимые куски свинины".

Подпишись на наш telegram

Только самое важное и интересное

Подписаться
Читайте Segodnya.ua в Google News

Новости партнеров

Популярные статьи

Новости партнеров

Нажимая на кнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с правилами использования файлов cookie.

Принять