Главная Сегодня

Чем живет Крым: дневник одного путешествия по полуострову

Россияне проходят пекло на переправе, Поповка вымирает, а местные ждут мост

"Сегодня" начинает серию публикаций "Крымский дневник" о жизни оккупированной территории: мы расскажем, как изменился быт местного населения, о прогнозах людей на будущее и взглядах на произошедшее спустя полгода.

Поезд "Киев—Симферополь" стоит на границе уже час. Это первая — украинская. Впереди еще одна проверка — российская. В вагоне душно. Кондиционер на время остановки отключается. Поезд забит под завязку: едут туристы и беженцы. На втором контроле заходят пограничники РФ, внимательно проверяют заполненную миграционную карту, несколько раз уточняют, куда и с какой целью едем. А дальше ставят в загранпаспорт странный для нашего сознания штамп: "Россия. Джанкой". Поезд трогается и через несколько минут за окном появляется огромный бетонный забор, а на нем… желто-синяя надпись: "Крым — Украина!". Так противоречиво нас встречает полуостров. 

Поезд приходит в Симферополь с опозданием минут на 40. "Это вам повезло очень. Мы контроль быстро прошли. Бывает часа 2—3 стоим на границе", — говорит нам проводник поезда Сергей. На вокзале немноголюдно. На перроне нас останавливает подозрительного вида мужчина: на нем спортивные штаны и спортивная куртка. На секунду показывает корочку и тут же прячет, представляясь крымской самообороной, — просит предъявить документы. Мы протягиваем паспорта, а я уточняю: "А кого ищем?". Он, сверяя фотографии, отвечает: "Всех проверяем. Порядок должен быть, бл*дь".

У обмена валют на вокзале — три человека. Гривни на рубли меняют без проблем. Курс 2,9 грн за 10 рублей — выгоднее, чем в Киеве, где 3,5. Возле автобусной кассы толпится несколько десятков людей. "Да разве ж это очередь? — говорит водитель автобуса на Евпаторию, когда я подхожу узнать о билетах. — Вот еще в прошлом году тут народ вон до того столба стоял (показывает рукой, расстояние метров 300). А теперь никого почти нет. Раньше все только по кассе проходили и автобусы забитые уезжали. Теперь полупустые. Пускаем и без билета, деньги — мне".

Мест, и правда, достаточно — на весь автобус человек 10. Часа за два добираемся до города Поповка, одной из главных туристических зон Евпатории в "украинские" годы. Именно здесь проходил крупнейший фестиваль Казантип, на который съезжались любители потанцевать из Украины, России, Беларуси и Европы. В лучшие времена за месяц работы на мероприятии собиралось до 100 тысяч человек.

В "российско-оккупационное" время территория ограждена колючей проволокой, на заборе — замок. Через разломанные прутья забора попадаем на Казантип. Сегодня это не зона отдыха и веселья, а череда безлюдных, заброшенных помещений, в которых остались барные стойки, стулья, кое-где таблички с меню. Словно идем по Припяти… На одном из клубов надпись — "Свободная республика", дальше еще одна: "Вам все приснилось и снится до сих пор"... Вдоль главной дороги — брошенные ларьки "Главпочтамт" и "Лимонад", стилизованные под Советский Союз. Все напоминает Чернобыль — пустые бары, клубы, рестораны, в которых раньше бурлила жизнь, а теперь ни души.

Людей встречаем только на пляже — они зашли со стороны моря и лежат в тени навесов, где раньше находились танцполы. Всего несколько десятков отдыхающих: встречаются туристы из России, но большинство — беженцы из Донбасса.

Здесь же стоит микроавтобус, в котором продают холодные напитки и бутерброды. Владелец Роман, диджей, рассказывает: "Людей почти нет, заработанного хватает, только чтобы не умереть с голоду. Мы сюда приехали, чтобы это место совсем не забылось, хотим сохранить дух свободы". Работников, говорит Роман, человек 10. Некоторые из них прибыли из Донецкой и Луганской областей. Они открыли одно из заведений Казантипа, некогда самый популярный бар на побережье. Заведение украшено огромными грибами. Тут продают гамбургеры, шашлыки, куриные ножки и прохладительные напитки. Ночью — дискотека. "Людей конечно мало, но один раз человек 100 пришло! — продолжает Роман — Мы надеемся, что в августе лучше будет. Может, приедут те, кто привык летом отдыхать на Казантипе. Тогда мы, возможно, еще один танцпол откроем! Наверное, "свободная республика" сюда уже не вернется, но, может, будет другой фестиваль, например российский. Тут же есть вся инфраструктура…". За помещение энтузиасты не платят, говорят, владельцы территории им разрешили проводить вечеринки в заброшенном клубе бесплатно. Живут они в комнатах, где раньше размешался персонал Казантипа — электрики, охрана, организаторы.

Напитки разливает девушка Наталья — она беженка из Донбасса: "Я раньше в банке работала, потом в туризме. После того как у нас война началась, хотела уехать в Европу работать. Но визу мне дали только на месяц. Так что приехала сюда, попросилась к Роману".

Наблюдаем за работой ларька и бара. Отдыхающие почти ничего не покупают. У большинства все с собой — люди пьют принесенное пиво и едят бутерброды либо семечки. Со мной общаются недоброжелательно. Им не нравится, что я из Киева, говорят, я тоже виновата в том, что бомбят их дома. "Это украинская армия нас обстреливает, а вы ее, наверняка, поддерживаете! Сепаратисты стрелять не могут — они нормальные пацаны, спасают нас", — говорит одна из девушек, три дня назад приехавшая в Поповку из Луганска.

Диджей Рома показывает территорию и рассказывает, что все осталось как раньше. В Грузию, где фестиваль проходит в этом году, организаторы забрали только плавучий танцпол, который запускается прямо на море.

Выхожу за забор, который ограждал Казантип. Тут встречаю еще одного продавца — он из машины торгует вегетарианской индийской кухней. "Год сложный. Я тут уже 11 лет, я сам вегетарианец и торгую только такой едой. Я даже внесен в "Торговую карту Казантипа", как единственная точка продажи вегетарианской кухни. Туристов в этом году намного меньше. И вопрос не только в отсутствии Казантипа. Вообще, из тех, кто приехал, — 60% беженцев, которые не особо тратят деньги", — говорит Евгений.

С моря уходим в город Поповка. В предыдущие годы в этот период населенный пункт бурлил. Тысячи отдыхающих, десятки частных отелей. Сегодня город выглядит умирающим: практически на каждом заборе висят две таблички — одна сообщает о наличии свободных мест, другая — о продаже объекта. "У меня 52 номера, из которых заняты всего два, и то в них живут беженцы из Горловки. А в прошлом году у меня летом было снято все. Сейчас беру 35 грн с человека, а если номера без удобств — 30. Раньше было 150—180 грн с человека в июне-июле. В августе, когда начинался Казантип, подымали цены до $30, $50 и $60 с человека. В летний период у меня работало до 12 человек персонала, сегодня есть я и дочка. Кафе и кухню мы естественно закрыли. Денег осталось еще где-то на месяц. Что потом делать, не знаю. Не понимаю даже, за что корм котам купить. Но интернет и спутниковое телевиденье не отключаю – как же я буду узнавать без них нормальные, украинские новости?!", — рассказывает "Сегодня" владелица одной из крупнейших гостиниц в Поповке Катерина. Женщина пытается продать отель. "Но кому он нужен? Что будет с регионом, непонятно. Тем более документы оформить нельзя, нотариусы никак нормально не заработают. Можно только по доверенности, но кто рискнет… Я выставила за 350 тысяч долларов, думала, может покупатели из РФ появятся, но пока нет. Тут многие владельцы гостиниц из Украины просто не приехали после зимы. Вот все и загибается".

Женщина рассказывает, что в поселке по-прежнему действует местная пророссийская самооборона. "Они по вечерам возле магазина собираются и с бутылкой водки готовятся к вторжению украинских войск, пьют и матерятся. Ну о чем можно говорить, если у одного прозвище Компот?! Мы их опасаемся. А еще у нас все теперь "стучат" друг на друга. Скажешь кому-то, что за Украину, а на завтра об этом уже местные власти знают и вызывают тебя на разговор. Это страшно, так что все помалкивают — у нас уже даже сосед с соседом не общается. А знаешь, как я плакала, когда украинский флаг снимала со свой гостиницы? Я его до сих пор храню. Во время вторжения российских войск мы пытались поддержать Украину, как могли. Передавали морякам на судна еду. При этом приходилось покупать провизию везде понемногу, по одной коробке, чтобы самооборона ничего не заподозрила".
Из Поповки двигаемся в Евпаторию. Тут ситуация с отдыхающими, на первый взгляд, лучше. На побережье достаточно много людей, но в заведениях пусто. В некоторых занято два-три столика, в других вообще ни души. "Так оно понятно. Люди — беженцы, они тут деньги не тратят", — объясняет мне Алена, продавец сувениров. На набережной кое-где еще остались украинские вывески. Вдоль улицы ходит трамвай — на билете написано "Украина" и цена — 1 грн 50 коп., а поверх — печать со стоимостью, 7 рублей, то есть дороже, чем было (в переводе на гривни по курсу получаем 2,5 грн).

В городе сегодня — событие, о котором сообщают листовки на улицах: проходит "Международный чемпионат по стриптизу". Выступят по одной участнице из Минска, Москвы и Донецка. Праздник, поистине, международный...

Разговоры с местными

Местное население в основном радо, что теперь они — Россия. Люди ждут улучшения жизни буквально со дня на день. "Сегодня", общаясь с местными разного возраста и разных профессий, слышала много неожиданного. Итак, фразы которые нас удивили:

Таксист:"Да с туристами в этом году совсем беда. Но это ничего. Вот сейчас Путин мост через Керченский пролив построит и заживем!"
"Сегодня":"Так, это же, если и будет — то нескоро".
Таксист:"Ну да… Недели три-четыре еще".

Официант:"Никто в заведении не ест, никто не пьет. Заработков нет вообще. Но это и понятно. Киев к нам приехать не может — им же всем зарплаты уже третий месяц не платят. Ну, а Москва еще не доехала. К августу ждем наплыв".
"Сегодня":"А с чего вы взяли, что в Киеве не платят зарплаты? Да еще и три месяца?"
Официант:"Ну, вы девушка, странная! Вы что, телевизор не смотрите?"

В гостинице на ресепшене:"Мы не можем поселить вас в два одноместных номера всего на сутки. Вдруг ночью приедет много туристов на неделю-две, а вами номера заняты, что тогда?"
"Сегодня":"А много у вас номеров свободных?"
В гостинице: "Из 50 заняты 4".

Врач Людмила:"Украина все делает нам назло! Вы только подумайте, они хотят нам продавать воду!"
"Сегодня":"Ну, Россия же продает Украине, например, газ…"
Врач Людмила:"Это совсем другое! Мы столько лет кормили Украину, а теперь они хотят на нас нажиться".

Все подробности в спецтеме Новое обострение в войне с Россией

Подпишись на наш telegram

Только самое важное и интересное

Подписаться
Читайте Segodnya.ua в Google News
Источник: Сегодня

Новости партнеров

Популярные статьи

Новости партнеров

Нажимая на кнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с правилами использования файлов cookie.

Принять