Главная Сегодня

Что общего у нового украинского мультика "Руслан и Людмила: Украденная принцесса" с поэмой Пушкина

Сценарист отечественного мультхита — о "пенделе" за Пушкина, любимой Жабе и Хомяке Винницком, которые покоряют Китай

Ярослав Войцешек – сценарист мультфильмов "Руслан и Людмила: Украденная принцесса" и "Мавка. Лесная песня", фильмов "Сторожевая застава" и "Захар Беркут" окончил Харьковскую академию культуры по специальности "Режиссер кино и ТВ".

"Толчком к саморазвитию стал фильм "Штольня", — вспоминает Ярослав Войцешек. — Как и многие, в начале я его сильно ждал, потом критиковал, пока не задумался: ведь создатели "Штольни" придумали сюжет, нашли деньги, сняли и довели его до кинотеатров. Они — молодцы, а я — один из массы, брызжущей ядом. В итоге, я пошел учиться "делать кино". В родном Мариуполе мечта снимать кино выглядела как шутка, потому со своим фильмом приехал покорять Киев. В столице оказалось, что лучше продвигаться по сценарной стезе. Параллельно писал сюжеты для игр. Когда меня пригласили в "Анимаград" — одну из ведущих студий украинской анимации. "Украденная принцесса" была в формате 2D. Чтобы перевести в 3D, нужно было переработать сценарий". 

 

Анастасия Белоусова: Когда посмотрела мультфильм "Руслан и Людмила: Украденная принцесса", я поразилась, насколько легко вы адаптировали текст классика всех времен! Оставив основной сюжет, вы полностью изменили характеры персонажей. Руслан не князь, а актер, причем невостребованный. Людмила — активная, бойкая девушка, которая перечит отцу и может драться даже кухонной лопаткой. Есть и персонажи, о которых Пушкин никогда бы и не подумал, — Хомяк Винницкий (!), который помогает найти Людмилу, или синичка Юлька — лучший друг Руслана. "Волшебный пендель" от Пушкина получить не боитесь?

Ярослав Войцешек: Нет. Любая адаптация произведения только на руку автору первоисточника. Потому как зритель посмотрит фильм, потом захочет прочесть оригинал, ему станет интересно — а что же было в книге?

Анастасия Белоусова: При работе со сценарием Пушкин не снился с кулаком: "Ужо тебе, сценарист, что ты с моей поэмой сделал?!".

Ярослав Войцешек: Нет, я спал нормально. Тут надо понимать, что такое адаптация литературного произведения для кинематографа. В кино работают абсолютно иные механизмы. Кроме того, ведь "Руслан и Людмила" Пушкина — достаточно мрачное произведение.

Анастасия Белоусова: У меня еще со школы сохранились очень мрачные воспоминания от прочтения. Мир этой сказки для меня был угрюмым, злым, кругом враги, а мир спасет только живая или мертвая вода.

Ярослав Войцешек: Вот именно. Тогда как наша первостепенная задача была сделать интересный и яркий анимационный фильм, рассчитанный на широкую семейную аудиторию. И лишь во вторую очередь было важно хоть как-то соответствовать Пушкину, у которого мы взяли только основной конфликт и имена героев. 

Анастасия Белоусова: А почему Руслан — актер? В средние века актеров даже не разрешали хоронить на кладбище как "бесовских детей"!

Ярослав Войцешек: Да, сделав героя актером, мы получили внутренний конфликт персонажа, а это очень важно для драматургии. Ведь на самом деле Руслан не хотел быть актером! Так уж получилось, что он родился в актерской семье, но мечтал быть рыцарем — сражаться с драконами и спасать принцесс. В ходе своих приключений Руслан получает все это. А мы таким образом показываем, что рыцарем человека делает не родословная, а его поступки. Или, например, у Пушкина Людмила вообще спит почти все время!

Анастасия Белоусова: Тогда как у вас это амбициозная, смелая, активная девушка. В некоторых местах она выглядит даже круче, чем Руслан. Как она сражалась с армией сладостей! И в итоге, изгнав последний кусочек торта, говорит: "Чего только не сделаешь ради диеты!". Это, конечно, прямой посыл для женской аудитории — чтобы она увидела в Людмиле самих себя. Получается, ее образ вы писали с нуля?

Ярослав Войцешек: Да. Наша Людмила — это современная принцесса, которая хочет увидеть мир и может постоять за себя. Мы хотели, чтобы за ней было приятно и интересно наблюдать. Да и времена робких женщин уже прошли, и слава богу…

Анастасия Белоусова: Разве вам не нравятся робкие женщины? Многие мужчины с вами бы не согласились.

Ярослав Войцешек: Мне нравятся разные женщины. Но я — за равноправие, в том числе и на экране. Да и вообще, на подвижного и харизматичного персонажа гораздо интереснее смотреть.

Анастасия Белоусова: Эх, нет у вас "придыхания" к текстам классиков... 

Ярослав Войцешек: Никакого придыхания. Фильм не должен пересказывать книгу. Это самостоятельное произведение и должно быть интересно само по себе. Оно может пробуждать желание узнать: "А как же это было в книге?".

Анастасия Белоусова:Сколько времени ушло на написание сценария?

Ярослав Войцешек: Вообще я пишу достаточно быстро. Написание сценария проходит в несколько этапов. Сначала создается синопсис, потом поэпизодник, а по нему уже пишется сценарий. Его смотрят различные "скриптдоктора" и цензоры на соответствие выбранному жанру. Если эти мнения нам кажутся полезными, мы вносим поправки в сценарий. После этого делается черновая озвучка, и по ней рисуется первый аниматик. Аниматик — черновой 2D-мультфильм — помогает понять, как будет выглядеть эпизод. Если вдруг что-то не работает или появляется новая идея, то еще не поздно ее добавить. Тут еще возможны правки, а вот на остальных стадиях изменения минимальны. В этом преимущество анимации перед игровым кино или сериалом. 

Анастасия Белоусова: Мне запомнилось, как режиссер Владимир Меньшов сказал, что сделал 42 вставки в сценарий. Сильно ли изменил ваш сценарий режиссер "Украденной принцессы"? 
Ярослав Войцешек: Кино — искусство коллективное, и на него в той или иной мере влияют все участники процесса: продюсер, режиссер, арт-директор, раскадровщики и т. п. Все изменения были согласованы со мной. Я вообще очень плотно был вовлечен в процесс до финального монтажа и дубляжа.

Анастасия Белоусова: Кстати, один из героев, Нестор, признается, что брал сюжеты из книги, которую "одолжил" в библиотеке. Как оказалось потом, просто украл у Кота Ученого. Но фамилию Пушкина герой так и не называет. 

Ярослав Войцешек: Тем не менее в кадре Пушкин присутствует. И мы не скрываем первоисточник. "Руслан и Людмила" — это история про Киев, киевского князя Владимира, его дочь и зятя. Т. е. про Русь со столицей в Киеве, а не где-либо еще, как в последнее время хочется нашим соседям. "Их же Пушкин" и писал, что Русь — Киевская. Потому мы и удивились, когда столкнулись с негативной реакцией активистов, которые увидели в нашем мультфильме "зраду". Видимо, это слово им было важнее здравого смысла. 

Анастасия Белоусова:Именно поэтому была вставлена "жовто-блакитная" синичка, которая помогает Руслану? 

Ярослав Войцешек:Да, я хотел видеть в фильме синичку в "патріотичних кольорах". Мы и Киев изобразили как процветающий европейский город. Таким мы хотели бы его видеть. Каким он мог бы быть, если бы не бесконечные раздробленности, монголы, хазары и т. п. 

Анастасия Белоусова:То есть за Пушкина вам все же досталось немного...

Ярослав Войцешек:Собаки лают, а караван идет. "Украденная принцесса" навсегда останется первым украинским мультфильмом, вышедшим на международный уровень, — ее показали в более чем 40 странах. 18 января она станет первым нашим фильмом, который будет идти в Китае! В КНР вообще попасть очень сложно. У них квоты на импортное кино и огромное количество цензоров, которые оценивают сюжет и посылы по меркам "полезности и правильности для китайского общества". И наш мультфильм этих цензоров прошел. Кроме того, мы стали первым украинским мультфильмом, который показывали в Индии. До этого у них демонстрировалась только анимация Голливуда. Индийские журналисты писали, что у нас правильные посылы и понятный сюжет.

Анастасия Белоусова: Какой ваш самый любимый персонаж в мультике?

Ярослав Войцешек: Жаба! Я очень хотел озвучить Жабу.

Анастасия Белоусова: Так она же ничего не говорит!

Ярослав Войцешек: Почему? А как же "ква-а-а", и прочие междометия, и реакции?! Жаль, актер дубляжа — не мое. Пришлось отдать эту "сложную" роль профессионалам.  

Анастасия Белоусова: Вообще здорово, что начинает возрождаться украинская анимация...

Ярослав Войцешек:У нас возрождается не только анимация, но и кино, и в большей части — благодаря госфинансированию. Украинские фильмы в прокате уже начинают конкурировать друг с другом, и это только начало. Конечно, хотелось, чтобы в конце концов у нас выстроилась полноценная индустрия, в которой кино могло окупить себя в украинском прокате. Но пока у нас окупиться могут лишь фильмы с малыми бюджетами. Такие затратные проекты, как анимация, фэнтези или исторические экшены, нуждаются либо в дотациях, либо в обязательном мировом прокате. И пока в мир легче всего продать анимацию. Если кто-то скажет, что комедии писать легче, чем хорроры или боевики, не верьте. Везде можно запутаться, утратить логику, промазать мимо аудитории и т. д. Если бы писать сценарии было просто, то в мире не существовало бы плохих фильмов.

Для чего нужна "Пузатая мелочь"

Анастасия Белоусова:Заметила, что в анимации все персонажи должны быть максимально харизматичны. Даже если это тоска зеленая, то она должна быть такая зеленая, что даже экран зеленеет… 

Ярослав Войцешек: На самом деле в любом кино персонажи должны быть яркими и самобытными, а в анимации вдвойне. Анимация отличается от игрового кино тем, что в тут допускается некое утрирование происходящего. Выше скорость, резче и гиперболизированнее движения персонажей и особенно их мимика. Ни один актер кино так не выпучит глаза или не согнет руку так, как это можно сделать в анимации. И эти особенности нужно помнить и при написании сценария. 

Анастасия Белоусова:Заметила, в голливудских мультфильмах всегда есть "мелочь пузатая" — то жаба, то хомяк, то белка, которая помогает главному герою, разбавляет сюжет и смешит. В "Украденной принцессе" это хомяк. Что это? Дань Голливуду? 

Ярослав Войцешек:Это связано со спецификой аудитории. Мы рассчитывали на широкую семейную, то есть когда в кино идут родители с детьми разного возраста. Потому в повествовании необходимо делать минимум два смысловых слоя: один (основной) — для детей и подростков, второй для их родителей, чтобы они тоже не скучали при просмотре. У нас есть история любви, приключения, взрослые главные персонажи и всяческие отсылки к современной культуре. Есть даже намек на "Кавказскую пленницу", что оценит старшее поколение. Для малышей — пушистый хомяк и синичка с несложными и понятными гегами.

Хомяк Винницкий. Помогает Руслану найти Людмилу

"Мавка": красота и душа 

Анастасия Белоусова: Сейчас вы работаете над фильмом "Мавка. Лісова пісня" по произведению Леси Украинки "Лісова пісня", и тут уж активистам прикопаться будет не к чему. "Лісова пісня" больше подходит для анимации, чем "Руслан и Людмила"?

Ярослав Войцешек: Все нужно адаптировать. Кроме того, вы же помните, что у Леси Украинки все закончилось очень плохо. Мы оставили атмосферу загадочности и мистицизма, но наша история будет более светлой и жизнеутверждающей. Вообще одна из главных проблем украинской литературы, на мой взгляд, — то, что в ней чересчур много страданий, негатива и тотальной депрессухи. Почитал — и жить не хочется. Разве можно таким образом воспитать людей, способных созидать, творить и побеждать? Может, потому у нас сейчас "зрада" куда лучше продается, чем "перемога". Я считаю это неправильным и в своем творчестве стремлюсь к тому, чтобы не выплескивать в зрителя "журбу", а заряжать позитивом или как минимум показывать свет в конце тоннеля. Я был очень рад работать над фильмом "Захар Беркут", потому что это чуть ли не единственное украинское произведение, в котором наши побеждают.

Анастасия Белоусова: По типажу Мавка будет сильно отличаться от Людмилы?

Ярослав Войцешек: Конечно! Это два  абсолютно разных образа. Вообще у этих мультфильмов совершенно разная энергетика. Мавка более взрослая, осмысленная, душевная и родная. Образ самой Мавки становится все лучше и прекрасней. Украинские женщины — самые красивые в мире, а мистические украинские женщины — вообще закачаешься! "Полюбила и засветилась". Помимо персонажей Леси Украинки, в фильме будет масса самобытных персонажей украинской мифологии, которую мы пытаемся собрать в единый мир. Это непросто. Мы даже привлекли специалистов из КНУ им. Шевченко. Все, что нам доступно, — это пересказы фольклористов и этнографов, из которых не понятно, во что действительно веровали предки, а что допридумал сам автор сборника.

Подпишись на наш telegram

Только самое важное и интересное

Подписаться
Читайте Segodnya.ua в Google News
Источник: Сегодня

Новости партнеров

Популярные статьи

Новости партнеров

Нажимая на кнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с правилами использования файлов cookie.

Принять