Главная Сегодня

Почему мы не можем уйти от плохих жен и мужей

Созависимые отношения – одна из причин проблем в семейной жизни

Каждая вторая жалоба сердобольной подруге или другу звучит так: "Он пьет, не работает, я его содержу, еще и побои от него терплю постоянно. Скандалы, мат-перемат каждый день. Гад такой! За что мне эти муки?". Или: "Живем с женой 4 года. Знаю, что гуляет, но разводиться пока не буду". Казалось бы, что за бред: не любят тебя — уходи! Но нет — в созависимых отношениях этого не произойдет. Подробнее об этом расскажут психотерапевты — Александр Чигир и Ольга Иванченко.

Рассыпаюсь без тебя

Здоровые отношения основываются на постоянном узнавании друг друга и диалоге. Однако созависимые люди не умеют и не хотят видеть другого. Они придумывают иллюзорный образ и надевают его, как футляр, на того, кто рядом. Например, женщина жалуется, что ее муж не дает ей денег. Что делать? Бороться с зависимостью и вести диалог с мужем, чтобы понять причину его позиции. И, самое главное, определиться, зачем ей такие отношения и готова ли она их продолжать. Однако в созависимых отношениях размышлениям места нет. С одной стороны, созависимая женщина никогда не сможет принять того, что ее муж может чего-то хотеть или не хотеть. У нее есть образ — "муж обязан содержать", если он этого не делает, значит — козел. Подумать, делает ли муж что-то другое важное для семьи, созависимая женщина не успевает и сразу проваливается в привычную модель: обвинять и страдать. С другой стороны, для созависимого человека его партнер — незаменимый человек, поэтому решение расстаться они не примут ни за что. Человек, не отравленный созависимостью, ориентируется на свои истинные потребности. И если не получается удовлетворить их с одним, ищет другого. Созависимый же понимает, что без другого его просто нет. Привычная фраза: "Тебя не станет — я умру. А если ты уйдешь — покончу с собой!".

Назад в прошлое

Созависимость формируется в семьях, где границы близости и личности не обозначены: нет личных вещей, собственной комнаты и очень много запретов. В итоге ребенок понимает: "Я не могу распоряжаться своими вещами, своими желаниями, ведь за меня это делают другие. Значит без них я никто". В то же время родители таких детей чаще всего отстраненные и холодные, поэтому ребенку надо прилагать сверхусилия, чтобы построить с ними отношения. Естественно, своим усилиям ребенок приписывает сверхценность, и ему обидно, что никто их не замечает. Всем людям хочется, чтобы их ценили, но отличие здоровой потребности в принятии от болезненной в градусе. В первом случае это звучит как: "Мне хочется, чтобы меня ценили здесь, но если это не возможно, я буду вынужден искать это в другом месте", во втором: "Если меня не оценят — я умру". Учитывая, что модель поведения формируется во время кризиса трех лет, когда ребенок начинает говорить: "Я сам", "Хочу попробовать", "Не мешай", "Отойди", — выход обычно бывает в две стороны. Первая — созависимость, а вторая — противозависимость, которая вызывается гиперопекой родителей и дает нам полк одиноких людей. Ведь неосознанное стремление к одиночеству — это форма протеста родительской опеке: человек своим поведением всю жизнь доказывает, что ему другие не нужны.

Ты морячка, я моряк

Вырастая сверхнуждающимся в отношениях с другими людьми, человек находит себе таких же. Притом зависимость может быть не только от отношений, но и, например, от наркотиков или алкоголя. Это и есть ответ на вопрос, почему нормальная с виду женщина не уходит от алкоголика. Потому что в своей зависимости они, по сути, близнецы. Только он не может жить без водки, а она без мужа. Важно понять, что бороться с созависимостью в сто раз сложнее, чем с тем же алкоголизмом, ведь она незаметна. Бродят по земле люди-жертвы, вечно несчастные, вечно жалующиеся. Притом слушая их, начинаешь понимать, что причин для жалоб у них и вправду масса. Однако никому из созависимых не придет в голову поискать причину неудач в себе. Ведь осознав, "откуда ноги растут", придется столкнуться с проблемой лицом к лицу, а это больно и не каждому под силу. Поэтому важно понимать, что такие вечно несчастные отнюдь не жертвы. Они соглашаются на игру, и их страдания — лишь условия игры. Если бы такие люди всерьез поставили себе цель закончить обременительные и травмирующие отношения, то и необходимость в муках отпала бы сама собой. Но для них — это разрушение мира, ведь другой модели жизни они не знают. Поэтому даже если одни отношения прерываются каким-то образом, на смену им приходят точно такие же.

Хочу заботы и любви

Тот факт, что созависимые в детстве ощущают нехватку любви, в будущем формирует у них комплекс спасателя: свою огромную потребность в заботе созависимые переносят на другого человека. В реальности это выглядит примерно так: "У меня в детстве не было велосипеда, но мне очень его хотелось, поэтому сейчас я буду дарить велосипеды всем, не особо интересуясь, нужны ли эти дары". Понятно, что это утрированный пример, и на месте велосипеда может быть все что угодно — в том числе забота и любовь. Вместо того чтобы попросить того, чего не хватает себе, созависимые изо всех сил пытаются это дать. Поскольку мы — существа социальные, для удовлетворения своих потребностей нам нужны другие люди. Характер самой потребности не важен: будь то забота о детях, сексуальное удовлетворение, деньги на шубу, задушевные беседы и так далее; в любом случае многие потребности в основном сводятся к желанию близости или безопасности. Обмен потребностями и исполнение желаний — основа нормальных человеческих взаимоотношений, девиз которых: ты мне нужен, но я знаю, что я тебе тоже нужен. Однако чаще всего они — плод долгой работы над собой. Если, контактируя с другим человеком, вы видите и принимаете все его стороны и при этом не теряете себя, отношения будут здоровыми и гармоничными.

Подпишись на наш telegram

Только самое важное и интересное

Подписаться
Читайте Segodnya.ua в Google News
Источник: Сегодня

Новости партнеров

Популярные статьи

Новости партнеров

Нажимая на кнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с правилами использования файлов cookie.

Принять